Человек Добра: Михаил Голиков
Михаил Голиков
Дирижер, художественный руководитель оркестра
Наша миссия как музыкантов состоит в том, чтобы работать с разными зрителями и расширять их восприятие.
26 марта 2018

Сегодня в нашей рубрике Михаил Голиков — дирижер, худрук симфонического оркестра Лениградской области «Таврический». В петербургском «Манеже» оркестр играет так, что музыка становится доступной и для людей с нарушениями здоровья.

- Чем формат выступления «Открытого оркестра» принципиально отличается от обычного концерта?

- Я бы сказал, что от привычного концерта «Открытый оркестр» отличается радикально. Это совершенно другие ощущения и работа как исполнителей, так и зрителей. Зрители оказываются внутри оркестра, дополняя музыкальные группы, которые в это время исполняют свои партии. Зрители становятся непосредственными участниками исполнения и слышат всю ту технологическую и внутреннюю подробность работы оркестра, которую невозможно услышать из концертного зала. Это и вибрация струн, и дыхание исполнителей группы духовых инструментов, и само таинство рождения звука. Здесь нужно напомнить, что оркестр – это организм, который позволяет звукам разных инструментов, разных высот, колебаний, смешиваться и сливаться в одну гармоническую картину. И когда слушатель находится внутри оркестра, для него все звучит совершенно по-другому.

По нашему первому январскому концерту в Центральном выставочном зале «Манеж» мы заметили, что, находясь внутри исполнения, зрители более остро воспринимают все, что делают музыканты. На мой взгляд, у зрителей обострялись органы чувств. Когда человек сидит в зале, ему комфортно, он находится в мире зрительском. А у нас он находится в мире исполнительском, он напряжен, для него все очень ново, необычно, и это переворачивает его представление о звучании оркестра.

Первое выступления оркестра

Такой формат очень важен и ориентирован на людей с определенными ограничениями по слуху, зрению и другими нарушениями здоровья. Мы приглашали на наш концерт, например, людей с нарушениями слуха, потому что понимали: в зрительном зале им будет непросто воспринимать музыку. А внутри оркестра они будут ощущать вибрацию, чувствовать, как работают музыканты, и у них внутри появится совершенно иная музыкальная картина, более отчетливая, более яркая. А люди с нарушениями зрения смогли прикоснуться к инструментам, почувствовать музыканта непосредственно рядом, ощутить вибрацию от ударных инструментов, оказаться внутри звуковой массы…

Добро.Mail.Ru: Людям с сенсорной инвалидностью нужна комплексная помощь. Поддержать девочку с нарушениями слуха и зрения можно тут.

- Как у вас родился такой формат?

Я очень интересовался темой инклюзии в искусстве, на протяжении нескольких лет изучал разные форматы и знакомился с опытом коллег, причем в разных сферах, например, в английском театре. Я размышлял, как воплотить идею инклюзии в музыке и с помощью оркестра… Работая над этой задачей, мы с командой «Манежа» столкнулись с рядом трудностей. Например, следуя замыслу посадить публику внутри оркестра, нам пришлось довольно далеко рассадить музыкантов, края оркестра при такой рассадке расположились в пятидесяти метрах друг от друга, что очень непросто для коллектива, и нам пришлось довольно серьезно поработать над исполнением. Но, несмотря ни на что, мы пошли на этот эксперимент. Для меня этот проект – это выношенная и осуществившаяся мечта.

- А зачем вообще художественному руководителю оркестра думать о специальных форматах для людей с инвалидностью?

- Я считаю, что наша миссия как музыкантов состоит в том, чтобы работать с разными зрителями и расширять их восприятие. Мы работаем с детьми, с молодежью, с пожилыми людьми, просто с людьми, которые не очень знакомы с академической музыкой…  Поэтому люди с ограниченными возможностями для нас – это те же зрители, которые очень для нас важны.  Кроме того, мы уже давно сотрудничаем с благотворительными фондами, которые занимаются проблемами людей с нарушениями здоровья, и для нас это сотрудничество также очень важно. Мы уже много лет работаем с такими фондами, как «AdVita», «Перспективы»… Вся эта работа – важнейшая миссия музыканта и гражданина.

Например, мы участвуем в благотворительном концерте «Надежда есть!» на Дворцовой площади. Там выступают звезды мира академической музыки, мы даем зрителю богатую и насыщенную программу, и при этом стараемся сделать так, чтобы зрители осознавали свой вклад в помощь ближнему.

Стоит отметить и наше сотрудничество с Санкт-Петербургской  благотворительной организацией «Ночлежка». На протяжении нескольких лет мы устраивали концерты в городской среде, где собиралось много людей. Зритель получает удовольствие от музыки и одновременно обращает внимание на проблемы бездомных людей, задумывается об их нуждах, обеспечении одеждой, питанием, пунктами обогрева…

Кроме того, сейчас мы много думаем над форматами, которые подходят для пожилых людей. Здесь важен еще и танец, движение, которое позволит людям лучше себя чувствовать и сохранить здоровье… Все это мы попытаемся реализовать в будущем.

Добро.Mail.Ru: Продлить жизнь пожилых людей и сделать их старость достойной может каждый. Помочь можно здесь.

Как опыт открытого оркестра изменил самих музыкантов?

- Мне трудно говорить за всех, но такая работа музыкантов совершенно точно изменила. Никогда ранее музыкант не был так близок к публике, и поначалу они испытывали некоторое смущение и оторопь, что рядом с их смычком сидит человек, который внимательно за ними наблюдает. Но затем они, я думаю, начали испытывать радость, играя для совсем близкого человека, который, в буквальном смысле, чувствует твой локоть и твое дыхание. Не просто для какого-то далекого зрителя где-то в зале… Все музыканты говорили мне, что это был непростой эксперимент, но очень интересный. Здесь нужно не забывать, что мы играли при потушенном свете, потому что человек воспринимает музыку острее, когда зрение не работает, а другие органы чувств, наоборот, включаются. При этом самим музыкантам пришлось непросто, потому что им надо смотреть в ноты… То есть их это сковывало, но при этом и мобилизовало – столкнувшись с определенными трудностями, они нашли в себе новые способности и открыли новые возможности для игры.

Второе выступление «Открытого оркестра» состоится 3 апреля в Санкт-Петербурге в ЦВЗ «Манеж» в рамках выставки «Прикосновение».