Помочь репостом:
423 600 р. собрано
100%
Спасти ручку маленького Степы
423 600 р. собрано100%
БФ «Гольфстрим» собирает средства на оплату операции и послеоперационной реабилитации для Степана, получившего тяжелую родовую травму.
Помочь репостом:

Степе недавно исполнилось два месяца. В этом возрасте начинается время открытий. С каждым днем малыш становится все более активным грудничком, интересуется всем, что происходит вокруг.

Мальчик уже держит голову, агукает. Он даже пытается переворачиваться, но это ему пока не удается сделать из-за больной руки. У Степы тотальный паралич.

Это значит, что в руке малыша отсутствуют активные движения, сухожильные рефлексы не вызываются, мышечный тонус снижен. Степа вообще не может шевелить рукой. Она просто висит, как плеть.

Такое случается, объясняют врачи, когда крупный ребенок не может сам пройти по родовым путям, и акушеры начинают ему помогать. Согласно статистике, один ребенок на тысячу детей рождается с такой травмой.

Нервы не выдерживают и просто рвутся. Представьте себе, что нервные окончания – это провода, а рука – это лампочка. Сейчас провод перерезан. Потому лампочка никак не загорится.

Врачи говорят, что надо срочно провести операцию на парализованной руке, когда Степе исполнится три месяца, не позже. Дальше начинает прогрессировать атрофия нервных окончаний и фиброз мышц.

Это ускоренное разрастание соединительной ткани, при которой, как следствие, функциональность пораженной руки будет только снижаться.

Что же случилось с ребенком? Почему произошла такая трагедия? Беременность Дины, мамы Степы, по ее словам, протекала без каких-либо осложнений и патологий.

Единственное, во время УЗИ врачи обратили внимание Дины на то, что будущий ребенок достаточно крупный. На 34-й неделе он весил уже под три килограмма. Молодой маме посоветовали следить за питанием, не перехаживать и рожать в срок.

«Меня это смутило, я передала эти слова своему лечащему врачу, на что он усмехнулся и ответил, что мне привели в пример статистику, чтобы я не накручивала себя, что все в порядке», – вспоминает Дина.

На 40-й неделе будущая мама хотела лечь в роддом, но ее отправили домой, заверив, что спешить некуда. Дина не придала этому большого значения. Она говорит, что самочувствие ее было прекрасное, ничего ее не беспокоило. Прошло еще семь дней, и они с мужем опять поехали в роддом.

«Схваток как таковых не было. В два часа ночи мне проткнули пузырь, тогда-то и началось все самое ужасное, боль была невыносимой, - признается Дина. – Я промучилась четыре часа, потом меня положили на кресло, чего только не делали, ни туда и ни сюда... Я вижу, что врач уже начинает паниковать».

Как оказалось, малыш застрял в родовых путях. Врач никак не мог к нему подступиться. После долгих мучений акушеры достали ребенка. Новорожденный не дышал.

«Я закричала, заревела, говорю, почему он не дышит? Мне сказали, успокойся, сейчас не до тебя, – рассказывает мама мальчика. – Собрался целый консилиум местных врачей. Они стояли, что-то обсуждали, пытались привести моего сыночка в чувство».

Дина до сих пор не понимает, почему реанимацию не вызвали сразу. Ярославские врачи приехали в поселок только спустя два часа. Как потом оказалось, даже аппаратуру никто не подготовил, и прибывшим реаниматологам пришлось  в экстренном порядке все настраивать самим.

«Меня перевели в палату, а еще через два часа пришел реаниматолог и сказал: «Остается только ждать. Ничего хорошего я вам не могу сказать, у ребеночка может быть и ДЦП, и вообще придет ли он в себя, мы тоже не знаем», – вот что услышала тогда Дина.

На следующий день Степу перевели в Ярославль в патологию для новорожденных при перинатальном центре. Малыш лежал в реанимации, маме не разрешали с ним оставаться.

На протяжении трех недель каждый день Дина с мужем проезжали по 110 км, только чтобы посмотреть на сына и узнать, как у него дела.

Врачи же раз за разом огорошивали молодых родителей новыми диагнозами их первенца. У мальчика было кровоизлияние в головной мозг и в надпочечники, тромбоз и проблемы с печенью.

«Я говорила, что мне без разницы, лишь бы жил мой ребенок, мы его так ждали. У меня каждый день были истерики, я похудела на 30 кг, сдали нервы, седые волосы, – говорит Дина. – Я не понимала, что происходит, будто это вообще не со мной происходит. Мы никогда не думали, что такое может случиться с нами».

Врачи готовы в ближайшее время сделать Степе операцию на руку. Но проблема в том, что для родителей мальчика это очень дорого. А действовать надо срочно.

В руке малыша уже образовалась неврома (опухоль нерва) достаточно больших размеров. И если ее не удалить, ребенок может навсегда остаться инвалидом.

Благотворительный фонд «Гольфстрим» собирает средства на этапное хирургическое лечение и послеоперационную реабилитацию. Всего необходимо собрать 423 600 рублей.

Сейчас есть шанс максимально восстановить движение руки, тогда Степа сможет пользоваться ей, как здоровой.

Давайте поможем родителям мальчика, чтобы успеть сделать важную операцию и спасти малышу руку. Пусть он обнимет маму и папу, пусть растет им на радость.
Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!