«Не могу привыкнуть к уровню жизни наших стариков»
Татьяна Замилова
Основатель и директор фонда «Прекрасное далеко»
9 августа 2021

Как в маленьком южном городе развивают систему помощи пожилым людям.

Пару недель назад на одном из телеканалов Новороссийска вышел сюжет о том, как люди всем миром сделали ремонт в квартире одинокой пожилой женщины. Никому не известная до этого Римма Михайловна вдруг стала знаменитостью: со всех концов города бабушке несли стройматериалы, горожане были готовы помогать руками. 

Директор благотворительного фонда «Прекрасное далеко» Татьяна Замилова лично красила стены в полуразрушенном доме. Показывая фотографии «до» и «после» ремонта, Татьяна извиняется: кадры – те, что «до», – совсем не инстаграммные.

А ведь именно Instagram стал площадкой для сбора средств, материалов и поиска волонтеров для проекта. Впрочем, и сам фонд когда-то начинался со странички в соцсети.

Татьяна Замилова рассказала о том, как эта страничка превратилась в некоммерческую организацию, и что делать, если твоему желанию спасти мир не хватает системности.

«Всегда есть чем поделиться»

— Я бывшая военнослужащая. Служила в армии на космодроме Плесецк. Ни мое образование, ни образ жизни никак не был связан с некоммерческим сектором. Но я с детства помню, как мы кому-то помогали. Все началось с моей мамы. Несмотря на то, что мы жили небогато, рядом всегда находились люди, которым было еще тяжелее. С кем-то мы делили еду, кого-то пускали пожить.

Так мы с братом выросли с мыслью, что как бы ни было тяжело, всегда есть чем поделиться.

В 2016 году мы решили на постоянной основе помогать родителям маленьких детей в сборе средств на лечение. Создали страницу в Instagram, публиковали там истории семей. Писали об их потребностях, нуждах и успехах. Показывали жизнь семьи в динамике, даже после того, как уже оказали ей помощь.

И мы заметили интерес со стороны инстаграм-пользователей. Многие не знали, чем живут, в чем нуждаются люди с инвалидностью, как справляются их семьи. Так у нас начала формироваться группа сторонников, подписчиков, появились друзья по переписке, которые позже стали нашими волонтерами. Сначала мы существовали как волонтерское сообщество.

Со временем отметили для себя один существенный минус: мы никак не могли проконтролировать расходы средств, если собирали пожертвования на банковские карты родителей.

Так, к 2018 году мы приняли решение учредить фонд и сделать все честно и прозрачно, до конца.

«Хотелось изменить весь мир»

— Направление оставили прежним: помощь семьям?

— Сначала — скорее, из-за недостатка опыта — мы решили, что будем помогать всем. Справимся! Посыпались запросы о помощи. Новороссийск – небольшой город, тут всего два активно действующих фонда: наш и фонд «Спаси и сохрани», который помогает детям до 18 лет.

Таким образом, все взрослые, которые нуждались в поддержке любого вида, ринулись к нам. Какое-то время мы пытались охватить, сколько могли, пока не поняли, что не сможем работать эффективно, если не начнем на чем-то специализироваться.

Из всех запросов мы выделили наиболее острые проблемы города. Решили заниматься помощью тяжелобольным детям и одиноким старикам, лишенным поддержки родственников или вообще не имеющим семьи.

В 2020 году и в начале 2021 работали еще и с бездомными. Недавно у нас в городе появилась организация, которая стала ими заниматься, и мы со спокойной душой передали коллегам это направление.

— Не страшно было начинать, когда вы были чуть ли не единственным фондом в городе?

— Скорее, наоборот. Мы смело взялись за дело. Было не страшно, потому что не было полного понимания, с чем мы столкнемся. Хотелось весь мир изменить к лучшему, и мы плохо понимали, как это можно сделать, как обеспечить себя ресурсами системно, как организовать работу фонда.

— Как менялось это понимание? От «давайте спасем мир» к более системному подходу.

— Первое, что нужно было понять: всем не поможешь.

Нужно сделать, сколько можешь. Объединить усилия тех, кто тебя поддерживает. Научиться говорить «нет» даже в самых тяжелых ситуациях.

Подвести — намного хуже, чем отказать. Когда это понимание пришло, стало немного легче. Лучше нарастить ресурсы, развивать программные проекты, тогда и отказывать придется реже.

От развоза продуктов – к курьерам и клинингу

— А какие программы сейчас реализует фонд?

— Программная деятельность у нас пока хорошо развивается только в отношении пожилых людей. Тут есть чем гордиться. Бабушкам и дедушкам мы помогали с первых дней существования фонда, но по-настоящему масштабная системная работа началась в прошлом году, во время самоизоляции.

Мы начали с развоза продуктов. Потом обнаружили, что не все смогут эти продукты себе приготовить. Наши волонтеры стали приезжать домой к подопечным: помогать, ухаживать, готовить.

Когда самоизоляция закончилась, мы начали терять добровольцев. Они возвращались к привычной жизни, к работе. Стало ясно: пора создавать профессиональную службу помощи пожилым. В ней должны работать специалисты, люди на зарплате, с которыми будет заключен договор.

Так у нас появилась группа социальных работников. Они ездили к пожилым людям, готовили, убирали, следили за выполнением врачебных назначений и занимались обслуживанием на дому.

Работать было сложно: каждый день с утра мы встречались с сотрудником, он забирал у нас продукты, ехал к подопечному, проводил с ним несколько часов. В итоге – работал полдня, а накормил всего одного человека. Нужно было что-то менять.

И мы решили организовать централизованное приготовление еды пожилым с доставкой на дом. Намного выгоднее оказалось работать с поваром и курьерской службой.

Думаю, очень скоро мы полностью уйдем от индивидуального обслуживания: хотим открыть прачечную – далеко не у всех пожилых людей есть стиральная машинка. И начнем сотрудничество с клининговой группой, которая будет ездить по адресам, проводить уборку.

Да, возможно, исчезнет эта магия персональной помощи, у человека пропадет ощущение, что он нужен конкретному волонтеру, ведь кто-то приходит к нему домой едва ли не на целый день.

Но мы вынуждены думать об экономической составляющей проекта, к тому же, у нас уже 84 подопечных, которым постоянно нужна помощь.

А чтобы решить проблему одиночества, я думаю нанять психолога. Это будет большая поддержка.

Спасение здесь и сейчас

— По поводу «магии персональной помощи». Не так давно вы всем миром делали ремонт Римме Михайловне. И это был настоящий народный проект.

— Да, в каком-то смысле, этот проект стал презентацией всей нашей программы помощи пожилым. Началось все стандартно: мы активно сотрудничаем с соцзащитой. Недавно нас попросили поменять окна и полы для бабушки. Пришли к ней и поняли, что не можем ограничиться только полом. Там был барак...

Бабушке за 80, давным-давно она стала жертвой мошенников, лишилась квартиры, жилье не удалось вернуть даже через суд. У нее никого нет. 25 лет она жила с большим разочарованием в людях и своей жизни.

Ремонт обошелся в 240 тысяч рублей. Горожане несли стройматериалы, предлагали помощь, переводили средства. Я сама в комнате Риммы Михайловны стены красила.

Случилось настоящее волшебство: раньше бабушка почти не двигалась, у нее был горб, по ней буквально мухи ползали. Сейчас она распрямилась, ходит по дому, готовит, сама себе приносит воду. Зажил человек.

— Параллельно с пожилыми людьми вы продолжаете помогать детям?

— Тут сложно уйти от адресности: собираем, как правило, средства на лечение или реабилитацию конкретного ребенка. Бывает, что оплачиваем процедуры группе детей. Например, ребят с ДЦП и с синдромом Дауна отправляли в бассейн или к логопеду-дефектологу.

Это Илюша. Мальчик родился с ДЦП и всю жизнь борется за возможность жить полноценно. Фонд «Прекрасное далеко» собирает деньги, чтобы Илюша и другие особые ребята занимались с логопедами-дефектологами.

— На Добре Mail.ru как раз идет сбор на логопеда-дефектолога.

— Да, и, мне кажется, этот сбор показывает, как тяжело находить средства на что-то будто бы «необязательное», на то, что не спасает жизнь ребенка, а только улучшает ее. Люди гораздо охотнее жертвуют на «спасение здесь и сейчас».

— Что вам в принципе дает сотрудничество с Добром?

— Я так ждала возможности стать частью вашего проекта! Загорелась этой идеей в 2020 году, решила подать заявку, но срок уже прошел. Целый год ждала, оформляла документы. Ваши высокие требования помогают навести порядок в делах.

Для нас сотрудничество с Добром – это как получение пяти звезд для отеля. Дружба с таким проектом – это не просто возможность собирать больше средств и масштабнее помогать, это еще и знак качества для нас.

Волонтеры в разных городах

— На вашем сайте указаны представительства сразу нескольких городов: там и Архангельск, и Московская область… Вы развиваетесь в разных регионах, хотите создать сеть?

— Сеть – это громко сказано. Здесь от нас мало что зависит. Бывает, к фонду примыкают незнакомые люди, нам пишут волонтеры из разных регионов. Так появляются представительства фонда в других городах. Как правило, это волонтерские группы, мы не оплачиваем их работу.

— Волонтеров сейчас хватает?

— Помощь, конечно, нужна, и всегда – очень разная. Допустим, адресные сборы нуждаются в виртуальных волонтерах. Организация очных мероприятий требует живой включенности, и был период, когда у нас с этим был провал – пришлось сокращать число мероприятий.

Отдельная история – помощь пожилым людям. Увы, волонтеры для этой работы не подходят. Не все готовы помогать старикам в их очень непростом быту, не у всех получается найти общий язык с незнакомым пожилым человеком.

Здесь нужны профессиональные соцработники, и это должны быть в каком-то смысле особенные люди: всегда доброжелательные, терпеливые, они должны уметь справляться с эмоциями, с чувством брезгливости.

Я невероятно благодарна каждому нашему волонтеру, всем, кто находит в себе силы помогать. Но скажу честно, мне очень понравилось работать с людьми, которым мы платим зарплату, и с которых можем спросить. Это гораздо эффективнее.

— Что бы вы назвали самым сложным в своей работе? Что тяжелее всего переносить?

— До сих пор не могу привыкнуть к уровню жизни стариков у нас в стране. Очень обидно и больно за них. Все, кто к нам попадает, — в жутком упадке. Денег у пожилых людей ни на что не хватает, человеческого участия очень мало. Это не перестает шокировать никогда.

Сейчас фонд «Прекрасное далеко» собирает 103 000 рублей, чтобы оплатить курс занятий с логопедами-дефектологами для 10 ребят с инвалидностью.

Давайте поможем мальчикам и девочкам с непростыми диагнозами достигать нового, развиваться, не бояться выражать свои мысли и чувства, быть собой. И – быть счастливыми!
Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!