Человек Добра: Иван Граевский
Иван Граевский
Директор Центра адаптации инвалидов «Мастер ОК»
Когда к нам обращается человек, который хочет трудоустроиться, с ним работают специалисты. Они определяют его сильные и слабые стороны, навыки, обсуждают, где он мог бы быть успешен.
31 октября 2018

Сегодня в нашей рубрике директор Центра социально-трудовой адаптации инвалидов «Мастер ОК» Иван Граевский. Иван рассказал, почему выпускники закрытых школ часто не умеют ходить за покупками,часто теряют работу или вообще не могут ее найти, и что нужно сделать, чтобы это исправить.

— Насколько частотны случаи, когда человек с нарушениями здоровья заканчивает учебное заведение, но не может найти работу?

— Такие случаи частотны, и это большая проблема. Поэтому мы сейчас позиционируем себя как переходную ступень между учебным заведением и работой. К нам в центр может обратиться любой человек с нарушениями здоровья. Но чаще всего к нам обращаются люди именно с ментальными или интеллектуальными нарушениями от 18 до 40 лет.Ребята, чаще всего, заканчивают специальные учебные заведения, которые ориентированы на людей с инвалидностью. После этого они пытаются сами искать работу, но даже если они ее находят, закрепится им там не удается. Здесь проблема обоюдна: у работодателя есть свои страхи, опасения и предвзятое отношения к людям с нарушениями здоровья. Они думают, что эти люди не умеют работать, не эффективны, что им нужно создавать особые условия труда. Тут и закон зачастую не способствует, требуя от работодателя создания «особых условий труда», но не уточняя, каких. И работодатель не понимает: ему нужно купить просто специальный стул и стол или дорогое оборудование? Поэтому работодатель, не желая нарушать закон, просто решает не нанимать человека на работу. Во-вторых, у ребят, которые пытаются трудоустроиться, нет часто самых простых навыков, как искать работу, что делать. Кроме того, у некоторых нет и мотивации работать: есть родители, есть пенсия, есть жилье...Зачем работать? Мама заставила, пошел, попробовал, не нравится, ушел…

Поэтому, даже если человек устраивается на работу, у него нет навыков трудовой дисциплины, качественного выполнения работы. Обычному человеку, который учился в обычной школе, это очевидно и ясно. Но наши подопечные воспитывались в закрытых заведениях и часто оказываются не готовы к жизни в другом мире. Я и сам выпускник такой школы, и знаю, о чем говорю: принятый в таких школах подход дает базовое образование, но при этому у человека нет практически никаких знаний о реальной жизни. Когда ты выходишь из подобных учреждений, у тебя нет навыков взаимодействия с окружающим миром, приходится узнавать, как все работает, в-общем-то, с чистого листа. Это и так непросто, а если у человека есть интеллектуальные нарушения, на такую учебу уходит довольно много времени и сил.  

Лично мне тоже было непросто после специальной школы. Действовать, куда-то устраиваться и выбирать путь и так сложно, а когда еще и что-то не получается, то мотивация падает и желание куда-то двигаться исчезает.

Выходит, что человек учится в закрытой среде, а потом выпускается и двигается куда-то на общих основах, к чему он совершенно не подготовлен.

Например, к нам недавно пришла девушка с интеллектуальными нарушениями, которая у нас очень успешно обучалась швейному ремеслу. По истечении определенного времени мы решили, что она всему научилась: она прекрасно шила, у нее все получалось. Оставалось только вывести ее на рынок труда и продвигать там. Поэтому мы нашли фабрику, договорились, трудоустроили ее. Все было неплохо, она эффективно справлялась с задачами, но через какое-то время руководитель этой фабрики пришел к нам и попросил ее забрать обратно. Дело в том, что у нее, почему-то, упала производительность, в изделиях появился брак… При этом мы ее все время сопровождали, с ней работали психологи, и было неясно, что пошло не так.

Выяснилось, что она не вжилась в коллектив. С ней никто не общался, ее сторонились, и мотивация девушки упала. Это отразилось на работе. Так девушка снова вернулась в Центр, а нам пришлось пересматривать трудоустройство людей с инвалидностью. Мы пришли к выводу, что необходимо работать еще и с коллективом, в который человек входит. Ту девушку мы просто отдали на фабрику, не объяснив ничего ее будущим коллегам, не познакомив ее с коллективом. Сейчас мы немного изменили подход и, если наш подопечный устраивается куда-то, на рабочее место к нему выезжает специалист-соцработник, который знакомит человека с коллективам, все объясняет, поддерживает связь между человеком и его коллегами.

Теперь, когда к нам обращается человек, который хочет трудоустроиться, с ним работают специалисты. Они определяют его сильные и слабые стороны, навыки, обсуждают, где он мог бы быть успешен. Мы собираем все данные и вместе составляем план действий: какие шаги мы вместе будем предпринимать, чтобы найти ему работу. Ищем вакансии, идем к работодателю, знакомимся с ним, обговариваем условия. Сначала ребята поступают на временную работу, а после месяца-двух, если все довольны, работодатель берет человека к себе, уже на постоянной основе.

 

— Есть ли необходимость учить людей с нарушениями здоровья основам экономической грамотности, самостоятельной жизни?

— Да, такая необходимость есть,  и у нас для этого существует Школа самостоятельной жизни, которая работает с 2014 года. Мы готовим людей с интеллектуальными нарушениями жить независимо.

Когда ребята к нам приходят, мы видим, что чаще всего у них нет экономических навыков: 60% из тех, кто к нам приходит, не умеют считать и читать. Следовательно, они не могут сами сходить в магазин и расплатиться.  И мы помогаем им научиться выбирать продукты, платить за покупки, различать банкноты разного достоинства, оплачивать коммунальные услуги, планировать бюджет и меню. Это и домоводство, и экономическая грамотность, и сексуальное воспитание — этот аспект редко где-то проговаривается, и часто человек не знает, как ему действовать.

Мы отрабатываем разные ситуации по многу раз, и когда человек, например, приходит в магазин, он уже не полностью беспомощен. Все это необходимо для того, чтобы после утраты родителей наши подопечные могли выполнять какой-то необходимый минимум работ по дому и жить самостоятельно, а не в интернате.

Кроме того, мы постоянно работаем с родителями. Если родители не будут предоставлять своему ребенку возможности применить новые навыки, наша работа будет бессмысленна. Мы консультируем ближнее окружение наших подопечных. Например, родители один раз привозят сына к нам в центр, второй раз привозят. А на третий раз он может и сам попробовать до нас доехать. Так, постепенно повышая степень свободы, люди с нарушениями здоровья смогут жить самостоятельно.

Вы можете помочь молодым людям с особенностями развития обрести профессию и стать более независимыми. Помочь можно тут