Человек добра: Игорь Честин
Игорь Честин
Директор WWF России
24 августа 2016

Мы уже начали вас знакомить с Людьми Добра, которые не забывают в ежедневной суете помогать тем, кому требуются поддержка и забота. Сегодня нашим героем стал директор Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин!

Редактор проекта Добро Mail.ru пообщался с человеком, которого можно смело назвать «профессиональным фанатом» дикой природы.

- Как и почему вас привлекла природа?

Я очень рано понял, что хочу быть биологом, уже с первых классов школы. Для меня вопрос выбора профессии даже не стоял.

- В походы и экспедиции вы ездили от биологического факультета?

Когда мне было 14, я попал в кружок юных биологов московского зоопарка. Это самый старый юннатский кружок у нас в стране, ему уже 92 года. Уже в старших классах мы участвовали в выездах, где взрослые товарищи показывали нам птиц, учили разбирать следы. А в университетские годы я ездил в экспедиции на Алтай, на Север. С 1983 начался мой кавказский период, где прошла основная часть моих полевых наблюдений.

- А как вы пришли в сферу благотворительности, сделав ее своей работой?

С начала 90-х годов, когда открылись границы, начались международные природоохранные проекты. Я начал сотрудничать с фондом, который был открыт в 94-м году. Когда объявили конкурс на замещение должности директора, я подумал, реально посмотрел на вещи и понял, что занимаюсь практической работой гораздо больше, чем научной. А раз так, нужно это делать основной работой. Подал документы на конкурс и выиграл его.

- Изначально WWF России был представительством зарубежного WWF?

Да, это то, что сейчас называется секретариатом и его представительствами. Сам секретариат WWF находится в Швейцарии. Но основная часть – это не представительства, а самостоятельные организации в разных странах со своей собственной системой управления. WWF России в том числе. Если сравнивать с бизнесом, то это напоминает франшизу. То есть мы ежегодно платим определенную сумму от собранных средств секретариату за право использования логотипа и названия.

- Расскажите о структуре WWF России.

Сейчас у нас шесть основных направлений: сохранение биологического разнообразия, куда входят редкие виды и особо охраняемые природные территории, устойчивое лесопользование, устойчивое морское рыболовство, предотвращение изменений климата и возобновляемая энергетика, природоохранное законодательство и зеленая экономика.

- А что это?

Когда мы говорим о зеленой экономике, мы подразумеваем экологическую ответственность добывающих компаний, систем финансирования, системы налогообложения, так называемые «зеленые» налоги – то, с чем работает эта программа. Структура сохранится до 2022 года, а наполнение каждой из этих программ корректируется каждые пять лет, так как что-то мы выполняем раньше, что-то позже. У нас также есть фиксированное число видов, охраной которых мы целенаправленно занимаемся. Это самые редкие виды: белый медведь, амурский тигр, дальневосточный леопард, снежный барс, европейский зубр, например. По каждому виду у нас есть количественная цель: сколько должно быть этих животных в дикой природе к концу пятилетнего периода на территории нашей страны. Когда какой-то проект разработан, мы вносим его на рассмотрение в правление. Правление вносит свои коррективы, а потом утверждает стратегию.

- Какой проект вы сейчас считаете наиболее важным у WWF России?

Сейчас у нас очень остро стоит законодательный вопрос. Проблемы сейчас есть у разных природных территорий. Например, оставшееся олимпийское наследие и курорты в Сочи, которые хотят расширяться, а расширяться там негде, о чем мы и говорили 10 лет назад, когда Олимпиада только планировалась. И для того, чтобы расширяться, им необходимо вносить изменения в законодательство. Буквально в последние дни работы парламента были приняты поправки в закон, которые позволяют выделять внутри заповедников биосферные полигоны и разрешают строительство. Мы считаем, что это неправильно. Это особенно цинично в преддверии года экологии. Также в следующем году исполняется 100 лет нашей заповедной системе – 100 лет назад на Байкале был создан первый в России заповедник – Баргузинский. Мы считаем, что нельзя допустить, чтобы Кавказский заповедник был вот так вот «раздерган» на курорты, за которыми еще и экономики никакой не стоит. Для других заповедников тоже существует угроза. Собственно, это сейчас то, что наибольшим образом тревожит. И это такая оборонительная история, чтобы не потерять то, что у нас есть.

- А как бы вы сформулировали, в чем успех WWF?

WWF России – национальная организация. Людям нравится то, что мы делаем, поэтому мы получаем поддержку как финансовую, так и моральную. Если мы собираем подписи для какого-то проекта, 100 тысяч подписей для нас – нормальный результат. Для нашей страны это довольно много.

- В благотворительности есть стереотипы. Например, что больше помогать нужно детям. Зоозащитные и природоохранные направления благотворительности представлены меньше. Как вы считаете, какова ситуация в благотворительной сфере на самом деле?

Вы правы. Не только детям, а всем направлениям, безусловно, нужно помогать просто потому, что эта ниша открыта, государство с этим часто, к сожалению, не справляется. Я думаю, что для людей здесь есть возможность себя проявить. В этом случае я бы говорил не столько о конкуренции, сколько о том, что людям нужно рассказывать, что и здесь тоже есть проблемы. Мы по мере возможности стараемся это делать, показать, что охрана природы – это тоже очень важно. Тут и охрана конкретных видов животных, и их восстановление, и создание особо охраняемых территорий, и прекращение опасных для нашего общества изменений климата, и устойчивое лесопользование, чтобы те ресурсы, которые мы используем, не сокращались. Можно даже сказать, что мы больше защищаем людей, чем природу.

- Как происходит спасение жизни животных благодаря пожертвованиям?

Это зависит от вида. Если говорить о зубрах, то в первую очередь для нас актуально завести зубров из Европы. Это необходимо для обновления генетического фонда в двух питомниках, которые существуют сейчас у нас в стране. Если мы найдем средства и завезем зубров из Европы, то дальше, через 2-3 года, мы можем получить то потомство, которое выпустим на волю. Надо сказать, что в рамках нашего проекта была создана вольно живущая популяция зубров, которая обитает в центральной части России.

- А какое, на ваш взгляд, главное достижение фонда за все время его существования?

Можно много перечислять, начиная с создания особо охраняемых территорий: с нашим участием за 20 лет создано почти 50 миллионов гектаров таких территорий. Это сопоставимо с территорией Германии. Воссоздана популяция зубра. Растет численность амурских тигров, численность дальневосточного леопарда. А в лесном хозяйстве произошла революция: сейчас около 25 процентов лесов, сданных в аренду, сертифицированы по международной системе добровольной сертификации. Это означает, что там не наносится ущерб биологическому разнообразию. Много всего, но я думаю, что одно из важных наших достижений – и этого не было в СССР – состоит в том, что мы создали крупную организацию, хорошо представленную в регионах, пользующуюся поддержкой людей, авторитетом у власти и бизнеса. Это механизм для людей – через наши профессиональные навыки выражать свои экологические интересы. И мы много раз это демонстрировали. Нам удавалось решить сложные проблемы, хотя силы не равные. И удавалось нам это благодаря поддержке людей.

- Вы участвовали в полевых работах. Расскажите о самом запоминающемся моменте.

Я, к сожалению, не так часто участвую, мне бы хотелось гораздо больше. Поскольку я все-таки биолог, мне доставляет большое удовольствие наблюдение за животными в их естественной среде обитания. Опыт, который мне навсегда запомнился, – когда я несколько лет собирал в Кавказском заповеднике материал для диссертации. Тогда я от трех до пяти месяцев проводил в горах, изучал бурых медведей. Я считаю этот опыт самым важным. Несмотря на все, я рад, что хоть иногда мне удается что-то посмотреть. Например, в 2013 году мы ходили в море Лаптевых, смотрели моржей, белых медведей, овцебыков, тюленей и песцов. Камчатка тоже всегда оставляет неизгладимые впечатления количеством медведей, которые одновременно находятся в поле зрения. Там был мой рекорд: я видел 92 медведя. Ближе всего медведь был на расстоянии 20 метров от меня. А три дня назад мы выпускали леопардов. Это потрясающее зрелище, когда животное уходит на волю. Мы сейчас видим, что они находятся недалеко от места выпуска, значит, мы выбрали правильное место.

- Что для вас означает слово «помогать»?

Наверное, помогать – это создавать возможность для самореализации людей, организаций. Когда нужно немного подтолкнуть или вложить какое-то небольшое количество денег, чтобы это все дальше пошло. А может быть изменить правила для того, чтобы организация начала цвести. Или, например, оказать моральную поддержку. Это мотивирует. Не нужно делать что-то за людей и организации, нужно делать нечто свое, уникальное, что помогает им развиваться так, как они этого хотят.
Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!