Дмитрий Поликанов
1 августа 2017

Мы уже начали вас знакомить с Людьми Добра, которые не забывают в ежедневной суете помогать тем, кому требуются поддержка и забота. Сегодня нашим героем стала Дмитрий Поликанов, президент фонда «Со-единение».

- Насколько слепоглухим доступно образование и работа?

Фонд «Со-единение» помогает слепоглухим людям: закупает специальное оборудование и помогает освоить компьютеры, получить образование, найти работу, научиться простым бытовым навыкам. Подопечные фонда работают в керамических мастерских, играют в театре, учат иностранные языки – живут так, как мы с вами, несмотря на слепоглухоту.

- Как можно научить слепоглухого работать на компьютере?

Тем не менее, мы занимаемся трудоустройством. Прямо сейчас несколько наших подопечных учатся, чтобы получить профессию массажиста, и мы их поддерживаем. Кто-то делает свечи, которые потом продаются в качестве корпоративных сувениров. Работают керамические мастерские, где делают красивые и качественные изделия, которые тоже затем продаются довольно бойко.

- Какие еще технические разработки для слепоглухих существуют и насколько они доступны?

Когда человек возвращается домой, он становится активным интернет-пользователем, регистрируется в социальных сетях, за этим очень радостно наблюдать и отвечать на его сообщения. У них расширяется круг общения, а некоторые продолжают учиться (уже через интернет), находят работу. Например, Сергей, гаджетоман среди слепоглухих, который популяризирует все эти приборы и очень хорошо во всем разбирается, выучил самостоятельно английский язык и некоторое время работал переводчиком. Его коллега из Астрахани тоже выучил язык и периодически находит переводы, зарабатывает этим.

- Зачем нужна перепись слепоглухих?

Иногда мы даем изобретателям небольшие гранты, но, в основном, мы помогаем им подключаться к уже действующим программам (государственным или институтов развития) – есть целый ряд организаций, которые оказывают существенную финансовую поддержку, и мы соединяем разработчиков с инвесторами: рассказываем одним про других, учим правильно составлять заявки, помогаем довести идею до коммерческого продукта.

- Чем отличается жизнь слепоглухих в Москве и Санкт-Петербурге от жизни слепоглухих в регионах?

- В стране не было статистики по этой категории, и мы запустили проект поиска таких людей, начали составлять базу данных их потребностей. Для каждого у нас есть «индивидуальная траектория развития»: что ему нужно и что мы ему можем постараться предоставить в течение трех лет. Тогда у человека в голове есть ясный горизонт ожиданий, а у нас - четкое понимание потребностей конкретных людей. Сейчас в нашей базе около 3600 человек, и мы продолжаем перепись: это постоянный процесс. Для нас важно, чтобы максимальное количество слепоглухих заявили о себе и оказались в нашей базе, начали получать помощь.

- Где живут одинокие слепоглухие?

- В Москве у слепоглухих больше возможностей, они ведут более активный образ жизни. В регионах, часто из-за дефицита сопровождающих, слепоглухим сложно выйти лишний раз из дома, они ведут достаточно замкнутый образ жизни, и мы иногда не можем их вытащить даже на наши мероприятия: они так законсервировались в своей изоляции, что им лишний раз уже не хочется никуда выходить. Также в регионах люди, к сожалению, просто беднее, следовательно, им меньше доступно, а также недостаточно развита сама инфраструктура помощи. И одна из наших задач – это вытащить их из изоляции и помочь им вести такой же образ жизни, как мы с вами ведем.

- Как вы пользуетесь наследием Загорского эксперимента? (Загорский интернат, где разработали методику обучения детей, потерявших слух и зрение в раннем детстве. Все воспитанники интерната впоследствии поступили в университет – Добро Mail.Ru)

Поэтому сейчас мы ведем переговоры с застройщиками о возможности предоставления нам квартир, чтобы этих людей туда переселить. Впрочем, у нас, например, образовалась пара, люди полюбили друг друга и теперь вместе могут отправиться домой, будут жить семьей, а не в одиночестве. В ближайшем будущем мы попытаемся открыть еще несколько «Тихих домов»: в Санкт-Петербурге, во Владимирской области, рассматриваем объекты в Московской области и Ленинградской.

- Вы часто сотрудничаете с театром, с современным искусством, что это дает вам как фонду?

- Очень активно пользуемся и всячески пропагандируем. Сейчас у нас вышло несколько книг, мы оцифровали архивы основоположников тифлосурдопедагогики (методике обучения слепоглухих детей – Добро Mail.Ru), готовим учебник по тифлосурдопедагогике. Система обучения слепоглухого ребенка в Загорского эксперименте была построена комплексно – сначала вы учите его навыкам самообслуживания, так рождаются бытовые жесты, из бытовых жестов рождаются просто жесты, и так далее. Эта образовательная система рассказывает, что нужно сделать со слепоглухим ребенком, чтобы он из некого вегетативного состояния превратился в человека, чтобы в нем разгорелась человеческая искра. Мы, как и основоположники Загорского эксперимента, считаем, что социализация неразрывно связана со степенью самостоятельности: если у вас есть некие навыки и умения, которые вам позволяют быть относительно независимым и свободными, то вы как человек уже состоялись и вам проще интегрироваться в общество. И мы используем тот же принцип: мы помогаем людям восстановить их самостоятельность и дальше двигаться свободно по жизни.

- А какой интерес могут эти выставки и спектакли с участием слепоглухих вызвать у обычного зрителя?

- Современное искусство более, как мне кажется, открыто экспериментам, нежели искусство классическое, поэтому нам легче и проще взаимодействовать с современными художниками и режиссерами. Нашим подопечным, как и всем, важно творческое развитие, реализация, им важно приобщаться к тем же культурным ценностями, что и всем нам: они приходят на выставку и хотят потрогать экспонат, чтобы его воспринять. Музейное пространство должно их нуждам соответствовать. Недавно у нас закончилась выставка в галерее на Солянке: художники попытались сделать свои работы максимально доступными для восприятия слепоглухого человека. Культура – это часть нашей с вами жизни, и слепоглухие имеют полное право участвовать в этом.

- Как вы пришли в благотворительность?

- Мы считаем, что зрители приходят к нам не для того, чтобы плакать и причитать: «Ох, ну какие же инвалиды молодцы, им и так плохо, а они играют, на сцену выходят…», а для того, чтобы получить от спектакля удовольствие. Наши спектакли экспериментальные – приходите и посмотрите на новую трактовку классического произведения, как в «Женитьбе», или получите новые эмоции, как в «Прикасаемых» – это бодрит и заставляет задуматься о жизни.

- Что вам кажется самым тяжелым в вашей работе?

- Практически с улицы. Несколько лет назад я, как сейчас модно, рефлексировал, куда мне двигаться, как расти, и поймал себя на мысли, что мог бы заняться благотворительностью, потому что мне интересна эта сфера и нравится видеть результат своего труда. Подумал и забыл, а через пару лет меня судьба подвела к такой возможности. Я просто увидел пост в фейсбуке одного своего друга и написал ему, полушуткой, что могу попробовать в свободное время помочь ему с созданием фонда. Закончилось тем, что увлечение переросло в постоянную работу. Я стал заниматься делом, которое мне по душе.