Человек Добра: Анна Борисова
Анна Борисова
27 декабря 2017

Сегодня в нашей рубрике «Человек добра» директор фонда «Точка Опоры» Анна Афанасьева. В фонде помогают людям с нарушениями здоровья заниматься профессиональным спортом, брать медали — преодолевать границы, внешние и внутренние.
 

- Фонд «Точка опоры» был создан пять лет назад, в 2012 году. Как за эти пять лет изменилась ситуация в спорте для людей с инвалидностью? Стал ли спорт доступнее для потенциальных спортсменов?

Наш Фонд был создан в 2010 г. 7 сентября 2017 года нам исполнилось 7 лет. Если бы мы с вами общались до лишения ПКР членства в Международном Паралимпийском комитете, я бы обязательно сказала о положительной динамике, о появлении новых видов спорта и т.д. Сейчас ситуация очень непростая, когда спортсмены в подвешенном состоянии, тренируясь, не знают, будет ли у них право демонстрировать свои достижения на международных соревнованиях. Я знаю как минимум одного спортсмена, который ушел из спорта после того, как нас не допустили до летних игр в Рио. С зимней Паралимпиадой, судя по последним новостям, ситуация возможно повториться. Окончательное решение будет принято лишь в конце января. Практически накануне самих соревнований. Представляете, какое напряжение для тех, кто сейчас тренируется и старается достойно выступить на   отборочных? Постоянно крутится в голове мысль: «Возможно все зря…»

-Легко ли человеку с нарушениями здоровья сделать карьеру в спорте? Или участвовать в соревнованиях и тренироваться могут лишь очень немногие?

В любом спорте легких побед не бывает. Но, спортсменам с ограниченными физическими возможностями приходится сложнее. Ведь еще в Советском союзе «инвалидов не было» (по этой причине у нас прошла только Олимпиада 80, а Паралимпиады не проводилось), поэтому сама система начала выстраиваться с трудом лишь в конце 90-х. Многое держится по-прежнему на энтузиазме самих спортсменов, тренеров.

-Может ли спорт для спортсменов с инвалидностью стать источником дохода, как для обычных спортсменов?

Премии за призовые места на Паралимпиаде, стипендии за звание победителей российских и международных турниров могут, наверное, быть источником для существования, но не серьезного регулярного дохода. Многие спортсмены, которых поддерживает Фонд, стараются иметь дополнительные, неспортивные источники дохода: кто-то фотографирует, кто-то занимается графическим дизайном на удаленке, кто-то рисует картины, кто-то изготавливает ювелирные изделия, кто-то ведет юридические консультации и т.д.

- Фонд довольно часто собирает спортсменам на экипировку, специальное питание, сейчас идет сбор для петербургской команды по регби на колясках, чтобы они могли поехать в Финляндию. Разве государство не покрывает такие траты?

Не все соревнования входят в календарный план и могут быть профинансированы из бюджета. Например, турнир по регби на колясках в Финляндии – товарищеский, но выезд очень важен для развития этого нового для Петербурга вида спорта. Городская команда была создана весной 2016 года, но уже после нескольких товарищеских игр смогла принять участие в Чемпионате России и заняла 4 место. А двух игроков пригласили играть за национальную сборную. В календарный план вообще редко попадают молодые виды спорта, потому что, чтобы окрепнуть и выступать за город, новичкам необходимо себя проявить и доказать востребованность этой дисциплины.

И да, бюджет не может покрыть все потребности спортсменов по экипировке, тогда мы стараемся помочь, находим компании, которые либо бесплатно предоставляют инвентарь, либо со скидкой, ищем партнеров, открываем сбор средств. Иногда помощь нужна очень срочно. Например, весной 2017 года у одной из петербургских спортсменок с нарушением слуха сломался сноуборд во время международных соревнований. Это случилось в первый тренировочный день перед выступлением, поэтому кататься во время чемпионата ей пришлось на треснувшей доске. А через неделю она должна была отправиться на Чемпионат России. Предугадать такую ситуацию и запланировать приобретение нового сноуборда в соответствующем комитете, конечно, не могли. Тогда на помощь пришли друзья фонда, и нам удалось за несколько дней найти средства и купить новую доску.

Сейчас фонд «Точка опоры» собирает деньги, чтобы купить танцевальные коляски. Танцы на колясках – молодой, но очень перспективный вид спорта, и наши спортсмены уже берут медали на международных соревнованиях. Помочь можно тут.

- Продолжая предыдущий вопрос, насколько велико государственное финансирование паралимпийцев? А какой процент трат закрывают благотворители?

Надо признать, что бюджетных средств на всех желающих не хватит ни в одной социальной сфере, ни в одной стране. Поэтому, спонсорство, благотворительность, как  поддержка развития спорта – обычная практика во всем мире.

Все обращения спортсменов мы всегда «сверяем» с городским Комитетом по спорту и Федерацией спорта инвалидов. И убедившись, что по тем или иным причинам нет никакой возможности выделить средства из бюджета, стараемся помочь.

Буквально на днях мы закрыли сбор средств на операцию для призера Паралимпийских игр и тренера петербургской сборной по мини-футболу лиц с ДЦП (244 700 рублей) Геннадия Герасимова. Чтобы продолжить тренерскую работу, нужно провести операцию по эндопротезированию, которая предотвратит разрушение тазобедренного сустава. Профинансировать операцию город не может просто потому, что в бюджетном плане нет такой статьи расходов. Все, что можно было сделать, это дать направление на плановую операцию, но срок ее ожидания – от двух лет. Все это время человеку становилось бы хуже, а тренировать команду (и детскую, и взрослую) больше некому.

- Как вы пришли в благотворительность? Почему вы решили работать в благотворительном фонде?

Изначально в Фонде «Точка опоры» я должна была выполнить проектную работу – при создании Фонда помочь сформулировать стратегию, миссию, обращения к благотворителям, создать ТЗ на сайт. Для этого, конечно, надо было погрузиться с головой в эту сферу. Первая реакция – шок. От осознания, как все непросто, сколько проблем… А потом, после знакомства со спортсменами и тренерами, просто какой-то переворот в сознании произошел. Эти встречи, судьбы и истории, могу без преувеличения сказать, изменили и мое отношение к жизни. И остаться работать я решила именно благодаря им. Они не просто нуждаются, а заслуживают поддержки, потому что, в первую очередь, сами прилагают колоссальное количество усилий для преодоления своих преград.

- Что в вашей работе дается вам сложнее всего, как вы справляетесь с выгоранием?

Сложности бывают, но ничего непреодолимого (тьфу-тьфу-тьфу). От офисной рутины и выгорания спасает то, что значительная часть работы – общение с очень разными людьми, мероприятия, встречи со спортсменами, чьи истории по-прежнему вдохновляют.