Человек добра: Алена Мешкова
Алена Мешкова
Директор фонда Константина Хабенского
29 июня 2016

Мы уже начали вас знакомить с Людьми Добра, которые не забывают в ежедневной суете помогать тем, кому требуются поддержка и забота. Сегодня нашим героем стала директор фонда К. Хабенского Алена Мешкова!

Благотворительный фонд Константина Хабенского помогает детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга. Фонд в том числе занимается организацией реабилитационных программ, обследования и лечения детей, покупает медикаменты, помогает профильным отделениям российских медицинских учреждений.

Когда вы впервые ощутили, что хотите помогать другим?

Первое осознанное желание помогать я ощутила, когда в 2004 году произошла трагедия в Беслане. Я тогда работа в холдинге, куда входило «Наше радио», и мы вместе с коллегами организовали большой телевизионный марафон под названием «Сострадание». С его помощью Российскому обществу Красного Креста мы собрали довольно значительную сумму, которая была направлена на помощь семьям, пострадавшим во время терактов в Беслане. После этого я периодически участвовала в разных проектах и помогала разным фондам в качестве волонтера и жертвователя. Вот так все и началось.

А каким образом появился фонд, который вы возглавляете?

Наш фонд был основан Константином Хабенским в апреле 2008 года. Все началось с того, что Константин поставил перед собой цель – оказывать адресную помощь детям, которые в ней нуждаются. Через некоторое время мы смогли оценить тот объем помощи, который необходим по нашему профильному направлению, и в связи с этим количество и качество наших программ стало расти, поэтому потребовалось сформировать профессиональную команду фонда.

Сколько в ней сейчас человек?

На данный момент у нас 13 сотрудников. Однако уже сейчас мы планируем расширение нашей команды.

А кто ваши подопечные, кому вы помогаете?

Мы помогаем детям до 18 лет с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга. Мы считаем, что очень важными составляющими помощи, помимо адресной, являются также диагностика, реабилитация и системная помощь медицинским учреждениям. Поэтому мы развиваем такие программы, как «Знать и не бояться», «Терапия счастья» и «Помощь медицинским учреждениям РФ».

Как вы решаете, кому будете помогать, а кому – нет?

Для себя мы изначально выделили вполне определенную область – тяжелые заболевания головного мозга. В соответствии с этим мы помогаем детям, столкнувшимся именно с этой бедой.

Таких детей, вероятно, много…

Прежде чем фонд принимает решение об оказании помощи, родители или опекуны ребенка предоставляют нам все необходимые медицинские документы, которые рассматриваются экспертным советом врачей фонда. После этого принимается согласованное решение. Очень многие обращаются к нам с просьбой об оказании помощи при лечении ребенка за рубежом, и решение этого вопроса тоже остается за врачами. В большинстве случаев адекватное лечение можно получить и в России. В случае, если в фонд обращаются с просьбой о помощи детям с заболеваниями, не соответствующими нашей специализации, мы обязательно даем ссылку на интернет-ресурсы, с помощью которых можно найти благотворительный фонд подходящего профиля.

Как вашему фонду могут помочь обычные люди?

Конечно, мы всегда нуждаемся в пожертвованиях, чтобы реализовывать наши программы и проекты. Именно поэтому мы стремимся развивать механизмы «повседневной благотворительности», с помощью которых по желанию жертвователей выбранная сумма может перечисляться в фонд автоматически и регулярно – например, ежемесячно.

А нужны ли вам волонтеры, выполняющие какую-то работу?

Да, нашему фонду активно помогают волонтеры – и корпоративные, и частные. Палитра волонтерства действительно огромна, и для нас важна самая разная помощь: от участия в программных проектах фонда и организации благотворительных акций до юридического, информационного и PR- сопровождения.

Каков примерный «портрет» волонтера, который вам помогает?

Мне кажется, наши помощники очень разные. Это могут быть школьники, студенты, люди молодого, зрелого и преклонного возраста. Все они, конечно, отличаются друг от друга, но объединены прекрасными качествами: они неравнодушны к чужой беде и действительно хотят сделать этот мир чуточку лучше.

Представим, что человек только решил помогать кому-то. С чего, на ваш взгляд, ему лучше начать?

Прежде всего нужно определиться с тем, кому, каким образом и как часто ты готов помогать. Если это пожертвования, очень важно использовать только достоверную информацию о банковских реквизитах фонда, размещенную на официальном сайте. Приняв для себя решение стать волонтером, нужно связаться с фондом и рассказать о себе и своих идеях, а дальше вместе с сотрудниками наметить совместный план помощи. Никогда не нужно бояться задавать вопросы о фонде и механизмах его работы, об официальных документах, регламентирующих благотворительную деятельность. Лишь будучи ответственным и внимательным волонтером или благотворителем, можно быть уверенным в том, что помощь оказывается во благо.

А как вы думаете, что нужно сделать прямо сейчас, чтобы люди стали активнее помогать друг другу и участвовать в благотворительности?

Благотворительные фонды должны быть максимально прозрачными, открытыми и эффективными, чтобы привлекать людей к помощи. Инструментов для вовлечения в благотворительность очень много. Безусловно, одно из основных – средства массовой информации. С помощью СМИ и социальных сетей мы можем рассказать о том, что помогать могут совершенно разные люди. Я искренне верю в то, что помогать можно и нужно, и что все больше людей так или иначе вовлекаются в помощь другим.

Что лично вы вкладываете в значение слова «помогать»?

Помогать значит действовать. Настоящая помощь – это когда тот, кто в ней нуждается, может доверять тебе и быть уверенным в том, что на тебя и на твое время можно рассчитывать. Для меня помощь – это, скорее, норма. Мне кажется, если однажды ты начал помогать, а потом по какой-то причине перестал это делать, то начинаешь чувствовать себя не вполне полноценным и счастливым человеком. Поэтому помогать – мое нормальное состояние.