Помочь репостом:
679 414 р. собрано
100%
Фонд помощи
Новое лекарство от рака для Лили и других
679 414 р. собрано100%
Фонд AdVita собирает деньги на покупку препарата «нового поколения» – единственной надежды для многих людей, которые лечатся от рака.
Помочь репостом:

Лиле 23 года. Смешливая, шебутная девчонка с африканскими косичками. Она как будто хочет остаться в детстве – там, где было солнце, море, планы на переезд в большой город, и еще не случилось того, из-за чего Лиля стала подопечной фонда AdVita.

«Я родилась и жила в Феодоссии, в Крыму, – обстоятельно начинает Лиля свой рассказ. – С детства я неугомонный ребенок. Мне всегда хотелось что-то делать, где-то бегать. Я была главой школьного совета, и я часто думала о будущем. Я мечтала о поступлении в хороший вуз, о переезде в большой город.

В итоге я поступила в Авиационный Университет. Но как только началась учеба, я почувствовала недомогание – появилось много плохих симптомов. Мама, перепугавшись, начала водить меня по больницам. В итоге мне поставили диагноз: «лимфома Ходжкина».

«На этом моменте моя мечта об учебе просто провалилась. Я раньше даже не подозревала, что это за болезнь. И слово «рак» я слышала только в фильмах. С горем пополам после химиотерапии я бежала сдавать зачеты, чтобы закрыть хотя бы зимнюю сессию. Но все это было зря, ведь на учебу я так и не вернулась».

Полгода лечения ничего не дали, и тогда врачи отправили Лилю на консультацию к врачам петербургского НИИ им Р. М. Горбачевой.

«Когда мы с мамой попали на прием, то первым делом сказали: «Помогите нам». Врач нас выслушал и в качестве лечения предложил препарат «нового поколения» – «Ниволумаб».

Врач сказал, что этот препарат может убить раковые клетки насовсем. Я верила и надеялась, что «Ниволумаб» мне поможет. Ведь у меня вообще уже не было выбора, это была последняя надежда», – вспоминает Лиля.

Сейчас «Ниволумаб» – настоящий препарат-«революционер» в области лечения онкологии. Лекарство – незаменимый помощник врачей при борьбе именно с лимфомой. Ведь во многих случаях он дает шанс на ремиссию даже тем пациентам, чье положение еще недавно считалось безнадежным.

Все дело в том, что «Ниволумаб» действует хитро: его задача не уничтожить опухоль локально, а заставить правильно работать иммунную систему. Противоопухолевый иммунитет есть у каждого человека и сам по себе – самый совершенный инструмент борьбы со злокачественными заболеваниями. Но раковые клетки, чтобы защищаться, умеют притворяться нормальными.

«Ниволумаб» «демаскирует» врага, и таким образом помогает иммунной системе справиться с болезнью. При этом препарат точечно действует именно на раковые клетки, а значит, лечение переносится легче.

Но, как и все новейшие лекарства от рака, «Ниволумаб» не только эффективен, но еще и необычайно дорог. Один курс лечения обходится в 70 000 рублей. А таких курсов нужно много – чаще всего счет идет на десятки. У Лилиной семьи таких денег нет.

«Моя семья – это мама, я и младший братик. Мама всю жизнь обеспечивает нас одна, и иногда мне кажется, что я для нее – это «тяжелая ноша». Но в то же время я понимаю, что она безгранично меня любит. И, наверное, именно поэтому я уже третий год борюсь с этой болезнью», – заканчивает свой рассказ Лиля. И помолчав, добавляет: «Я обязана быть здоровой».

Таких борцов, как Лиля действительно еще надо поискать. Несмотря ни на что она упорно движется к цели. Получить заветный препарат и начать лечение в Петербурге ей помогли фонды AdVita и «Подари жизнь».

Наконец, после долгого периода плохих новостей, наметился прогресс: анализы стабильно, месяц за месяцем, показывают положительные результаты.

Для десятков подопечных фонда AdVita, как и для Лили, именно «Ниволумаб» – единственный шанс на выздоровление.

Фонд AdVita собирает 679 414 рублей, чтобы оплатить покупку 20 флаконов «Ниволумаба». Этого хватит, чтобы провести месячный курс лечения сразу для десяти подопечных фонда или обеспечить препаратом одного человека на целых десять месяцев.

Мы не знаем, кому из наших подопечных понадобится «Ниволумаб». Но точно знаем, что в любом случае лечение нужно будет начинать срочно. И если у нас будут эти 20 флаконов, значит, мы сможем вовремя помочь.

Ведь каждому из наших подопечных есть ради кого сказать: «Я обязан быть здоровым».