Помочь репостом:
508 186 р. собрано
цель 1 043 600 р.
Я помогу тебе победить рак
508 186 р. собраноцель 1 043 600 р.
Фонд Хабенского собирает средства, чтобы оплачивать работу психологов в онкологических отделениях двух клиник в Москве.
Помочь репостом:

Пятнадцатилетней Юле, которой поставили диагноз «опухоль мозга», во время лечения было сложно смотреть на себя в зеркало. У девочки и до болезни было много комплексов, а в больнице ей казалось, что она стала выглядеть совсем плохо…

Но только во время общения с психологом Юля начала понимать, что ей очень важно относиться к себе с любовью.

Девочка осознала, что не обязана выглядеть на 100% в любой ситуации, и сейчас ей как никогда необходимо бережное отношение к себе, своему телу и душе.

Финальным аккордом на пути к принятию себя для Юли стала организованная психологом встреча с другой пациенткой больницы — семнадцатилетней Аленой.

У Алены саркома Юинга – злокачественная опухоль костей, при которой характерен быстрый рост и раннее появление метастазов. Алена сумела принять все, что с ней произошло, в том числе и изменения во внешности.

Девочка уже давно увлекается искусством визажа. Даже в больницу она взяла целый пакет косметики – сказала, что и в палате можно найти повод почувствовать себя особенно красивой.

Юля с Аленой не знали друг друга раньше, и психолог познакомила девочек, чтобы их общение пошло Юле на пользу. Конечно, Алена предложила Юле сделать макияж, а та просто не смогла устоять перед обаянием и спокойной уверенностью старшей подруги.

Знакомство с Аленой стало для Юли невероятно мотивирующим и вдохновляющим. Девочка начала проще относиться к изменениям  в своей внешности, заботиться о себе, чаще надевать платья.

Для нее все эти перемены — огромный шаг вперед. А ведь такой важной встречи могло бы и не случиться без чуткого специалиста, с которым пациенты могут поделиться всем, что их тревожит.

«Почему это случилось именно со мной?» «Как с этим жить дальше?» «Что сказать ребенку?» Подобные вопросы ежедневно задают себе родители, чьи дети борются с онкологическими заболеваниями.

Сами малыши и подростки в это время переживают не меньше: противно, что от «химии» выпадают волосы, грустно, потому что нельзя погулять с друзьями или отметить с ними день рождения, а еще страшно от того, что мама постоянно плачет.

Когда ребенку ставят онкологический диагноз, его родным кажется, что рушится мир. В один момент всей семье приходится отказаться от планов на будущее и свыкнуться с новым распорядком дня. Теперь в нем нет, к примеру, школьных контрольных или ссор с младшим братом, зато есть капельницы, побочные эффекты «химии» и непонимание того, чего ждать дальше.

Принять эти изменения в жизни и адекватно на них отреагировать могут далеко не все. В больнице родители и дети живут, постоянно испытывая страх, и самостоятельно выйти из этого состояния очень тяжело.

Многие, оказавшись в онкологическом отделении клиники, говорят, что на них «давит атмосфера», и такое ощущение, действительно, может возникнуть.

В одном отделении проходят обследование и лечение десятки родителей и детей, все — в состоянии сильнейшего стресса и депрессии. В период лечения в больнице таким семьям как никогда важна психологическая поддержка — это понимают и сами врачи.

К сожалению, психологи есть не во всех больницах. Тем более, если речь идет об онкопсихологах, ведь далеко не все специалисты готовы работать с «тяжелыми» пациентами.

При этом с онкологическими диагнозами в обществе связаны предрассудки, которые могут стать причиной дополнительной психологической нагрузки на детей и родителей, и именно им особенно нужна помощь.

Несколько лет назад заведующие онкологическими отделениями Морозовской больницы и Центра рентгенорадиологии обратились в Фонд Хабенского с просьбой найти психологов. Партнер Фонда — Центр поддержки и развития ребенка — предоставил специалистов, которые стали работать с пациентами, их родными и с врачами.

«Наши психологи помогают и детям, и родителям, и даже врачам, — говорит руководитель Центр поддержки и развития ребенка Анастасия Балакирева. — Детям, в первую очередь, нужно помочь адаптироваться к больничным условиям.

У каждого ребенка — свои сложности: одни панически боятся медицинских процедур и врачей, другие отказываются от еды, у третьих появляется агрессия на себя, родителей или вообще на всех окружающих.

А кто-то уходит в себя и перестает идти на контакт, думает о смерти. Родителям в это время важно совладать со стрессом, и наши специалисты им в этом помогают. Необходимо понимать, что в отделения попадают дети на разных этапах лечения, и страхи у их мам тоже разные.

Часто многие из родителей «застывают» на стадии отрицания — они не могут принять тяжесть состояния сына или дочери, либо не могут смириться с изменениями, вызванными последствиями сложного лечения. Кто-то не знает, как разговаривать с ребенком о диагнозе, рассказывать ли о заболевании другим детям в семье? Кто-то переживает глубочайшее чувство вины.

Все это делает пребывание в больнице значительно более сложным периодом, мешает сконцентрироваться на главном — борьбе с болезнью и, безусловно, отражается и на эмоциональном состоянии пациента».

Больница — это маленький мир, в котором важно наладить отношения не только с собой, но и с окружающими, а в стрессовой ситуации это не так просто. Малейшее недопонимание может стать причиной конфликтов между мамами или между родителями и персоналом, разрешить их часто помогает психолог.

Еще одно очень важное направление — работа психолога с врачами. И здесь речь идет не только о профилактике профессионального выгорания, которое очень часто возникает при работе с тяжелобольными, но и о помощи в выстраивании коммуникаций между врачом и ребенком или его мамой, убеждена Анастасия Балакирева.

«Психологи могут помочь доктору понять основные потребности и состояния пациентов и их родителей, часто это необходимо для того, чтобы врач смог построить конструктивный диалог, понять, как лучше общаться с мамой или ребенком, — говорит она. — У нас был случай, когда мама избегала общения с лечащим врачом, потому что боялась от него услышать о неблагоприятном прогнозе лечения ее ребенка.

Врачу не удавалось преодолеть ее отрицание, донести суть ситуации. Психолог подготовил маму к совместной встрече и смог поддержать как ее, так и доктора, которому выпала сложная миссия: не только бороться за жизнь ребенка, но и сообщать его семье, что все возможное сделано, а шансов на выздоровление нет.

Бывает и так, что мама не доверяет врачу, и если она не видит результатов в кратчайшие сроки, ей кажется, что онколог все делает неправильно. В этом случае психолог повышает статус специалиста и также со своей стороны объясняет, почему нужно следовать тактике лечения.

Психолог, работающий в отделении онкологии, — это связующее звено в системе «больной ребенок-родители-врач», специалист, помогающий найти пациентам и их семьям необходимые для борьбы с тяжелой болезнью ресурсы, а врачу — выработать индивидуальный подход к каждому пациенту».

Сейчас квалифицированные профессиональные психологи благодаря поддержке Фонда Хабенского работают в двух онкологических отделениях по нескольку раз в неделю. Каждый месяц они помогают десяткам семей, оказавшихся в сложной ситуации.

Очень часто именно психолог становится для мамы и ребенка единственным человеком в стенах клиники, с которым можно поделиться всеми своими тревогами. И уже после первого простого разговора с психологом его пациентам может стать значительно легче.

Фонд Хабенского собирает 1 043 600 руб. на оплату работы двух психологов в онкологических отделениях Морозовской больницы и Центра рентгенорадиологии по два раза в неделю в течение 9 месяцев.

Поддержите наш проект — и десяткам семей, столкнувшимся с тяжелым диагнозом, будет легче пережить один из самых непростых периодов в их жизни.

 

Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!