Человек Добра: Лариса Мартынова
17 апреля 2017

Мы уже начали вас знакомить с Людьми Добра, которые не забывают в ежедневной суете помогать тем, кому требуются поддержка и забота. Сегодня нашим героем стала исполнительный директор благотворительного фонда «Это чудо» Лариса Мартынова.

Фонд «Это чудо» помогает тяжелобольным детям, больницам, врачам, а также детям-сиротам.

- Расскажите, как вы пришли в благотворительность?

- Я выросла в Воркуте, потом мы переехали в Киров, и тут я получила экономическое образование, работала маркетологом, у меня родилось четверо детей. Мне моя работа очень нравилось, но я часто думала, как бы мне делать что-нибудь полезное и важное. Конечно, все мы делаем полезную работу, но мне чего-то не хватало. И вот, получилось так, что у нас закрыли холдинг — Москва сократила региональные направления, и я осталась без работы и была дома с детьми. Однажды мне позвонила моя старая знакомая и говорит: «Лариса, есть для тебя работа в благотворительном фонде, это точно твоё». Я сомневаюсь: я никогда не работала в фонде, но она настаивает: попробуй. Я отправила резюме, сходила на собеседование, и меня взяли. Вот я уже с 2012 года тут работаю. До сих пор помню, что директор тогда мне сказала: «Лариса, в ваших глазах мы прочитали гробовую честность». Я долго ко всему привыкала: столько историй, столько детских слез. Но до сих пор я не могу привыкнуть ко всему: все эти истории сильно касаются моего сердца, но с этим, наверное, ничего не поделаешь. Так и работаю.

- Расскажите о программе наставничества для детей-сирот

- В том году мы открыли новое направление помощи: мы выиграли президентский грант и открыли программу помощи выпускникам детских домов. Дети, когда выходят из детского дома, очень мало умеют, они лишены обычных бытовых навыков, и поэтому могут быстро скатиться в пропасть. Они не умеют тратить деньги, не умеют вести хозяйство. К нам один раз в офис пришел ребенок, бывший выпускник и сказал: «Нас выпускают из детского дома полубомжами». Очень часто у ребят проблемы с жильем, они прописаны где-то в деревне, за годы дом там разрушается, но ребенок выпускается и едет по месту прописки. В этом году трое наших опекаемых поступили в разные учебные учреждения. Они недавно они позвонили нам и выяснилось, что им просто нечего есть, и они продали телефон, купили еду. Девочки-выпускницы очень рано становятся мамами, но они сами не имеют представления о материнстве, и поэтому их дети часто оказываются в детском доме. Получается, происходит повторное сиротство. Кроме того, выпускники становятся жертвами черных риелторов, могут даже сесть в тюрьму. Поэтому мы решили запустить программу наставничества.

Так родилась наша программа. Нас в эту сферу посвятила одна сотрудница нашего фонда, которая была наставником пятнадцать лет. Сначала она опекала двух девочек, их она подняла, замуж выдала, и сейчас уже она бабушка, но продолжает вести троих детей. И она нам об этом рассказала, и мы решили открывать новое направление. Мы подали заявку на грант и выиграли. Кроме того, нам нужно было получить разрешение вести такую деятельность, мы вышли на министерство образования и заключили с ним договор.

- Как работает программа?

- В воскресенье выходит передача «Мой новый друг», где мы рассказываем о детях-сиротах и о нашей программе, приглашаем всех стать наставниками. Нам присылают анкету, мы связываемся с отправителем, встречаемся с ним, он беседует с психологом интерната, а мы начинаем собирать документы (например, справку об отсутствии судимости), а психолог принимает решение, что человек подходит. Следующий этап начинается в центре социальной помощи семье, где наставников учат, рассказывают, как общаться с детьми, о чем можно говорить, о чем нельзя, как расположить к себе ребенка. Будущие наставники проходят курс из пяти занятий: три теоретических, два практических, и на практических занятиях наставники уже пробуют встречаться с детьми, как правило, они во что-то играют, пьют чай…На этих встречах наставники и находят своих детей, образуются пары. На наш взгляд, это какая-то магия: очень часто бывает, что наставник и подопечный похожи друг на друга внешне. Когда пара образуется, то заключается договор и начинается работа. Встречи могут проходить только в интернате, наставник приезжает, встречается с ребенком, разговаривает.

Наставниками становятся люди известные, публичные. Например, Андрей Усенко, председатель Общественной палаты. Прозоров, Илья Павлович, председатель правления банка «Хлынов». Он просто потрясающий наставник, он опекает одного мальчика. Алексей Котлячков, заместитель председателя Волго-Вятского банка Сбербанка, президент холдинга «Бизнес и право», Чешуина Светлана. Они задают тон, а выступая на телевидении, мы популяризируем программу наставничества, развиваем программу в регионах, в кировской области. Наставники могут быть везде, в любом детском доме. Мы сводим вместе детей и тех, кто готов им помочь. Вот, например, у меня четверо детей, один из них болен. Вы будете смеяться, но я бы еще детей себе взяла.

Одна семья увидела нашу передачу, позвонила нам, стали заниматься, приехали на практическую встречу и мгновенно увидели одного мальчика, пятнадцатилетнего Мишу, и сразу поняли, что это – их. Они стали с ним общаться, оформили разрешение на общение, и Мише разрешили приходить к ним в гости. Недавно Миша праздновал свой день рождения в этой семье: по-семейному, с тортом, со свечкой.

А один раз было так: мы готовили очередную встречу с наставниками, и один мальчик пятнадцатилетний говорит нам: «Нет-нет, я не хочу участвовать, я не буду. Я большой. Я сильный». Но на встрече он увидел одну женщину, которая вся лучилась добром (это, кстати, наша сотрудница), то он тут же сказал, что хочет эту женщину в наставники и попросил ее телефон.

- Какие еще программы действуют в фонде?

- Мы помогли врачам съездить на курсы повышения квалификации. В Москве проходила конференция по помощи детям со спинально-мышечной атрофией (СМА). Два врача из нашей Кировской области, которые занимаются реабилитацией тяжелобольных детей, ездили на эту конференцию. У нас в области несколько детей с таким диагнозом, например, я знакома с мамой такого ребенка, Степановой Надеждой. Она писала мне письмо, где рассказала, что зачастую врачи сразу ставят на них крест и отворачивается: «Почему никто не говорит, что это, без сомнения, тяжелый диагноз, но с ним можно жить. Почему никто не говорит, как можно помочь ребенку. Я была в ужасе, потому что врачи сказали нам, что это конец». Мы с таким отношением боремся и отправляем специалистов на конференции.

- Расскажите, кто помогает фонду?

- У нас нет постоянного крупного донора, мы существуем за счет частных пожертвований, мы постоянно ищем деньги, поэтому интернет-площадки для этого для нас очень важны, такие, например, как Добро Mail.Ru. Мы всегда приезжаем на конференции, которые проводит Добро, продвигаем наши проекты.