Помочь репостом:
495 000 р. собрано
100%
Шанс на семью для ребенка из детского дома

«Паровозиками» приемные родители ласково называют нескольких братьев и сестер, которые устраиваются в семью только вместе. К сожалению, именно эта категория детей чаще всего «застревает» в сиротских учреждениях надолго. Ведь мало кто готов принять в семью сразу трех, пятерых, а то и семерых ребят…

Елена Игнатовская с мужем готовились стать приемными родителями годовалого Андрюши, когда вдруг выяснили, что ребенок может устраиваться в семью только с двумя старшими сестренками, которые находились в другом детском учреждении и с которыми он еще даже не был знаком.

«Мы обсудили дома идею, что наша семья станет больше не на одного, а сразу на трех детей. И решили, что это очень непросто, но мы постараемся справиться».

Начался процесс оформления документов и поездки из одного города в другой. И вот, когда казалось, что уже все позади, Елене позвонили из опеки и сообщили, что на заседании было решено: трое младших детей могут устраиваться в семью только вместе с еще двумя старшими сестрами, живущими в коррекционном интернате.

«Это было шоком для меня, ведь мы уже посещали Андрюшку, он успел к нам привязаться, мы успели несколько раз съездить девчонкам и, главное, на вопрос одной из сестренок, Саши: «А вы меня заберете отсюда? Я хочу домой», ответили: «Да!»

Как после всего этого можно было отказаться от этих детей? Я не понимала. Но нам посоветовали сделать именно так — предложили познакомиться с другими детьми. С теми, которые «лучше» и без таких проблем …»

Елена признается, что тогда ее просто накрыло отчаяньем. Что было делать? В результате Елена с мужем оформили опеку и над старшими сестрами, став приемными родителями сразу пятерых детей.

Пожалуйста, поддержите наш проект съемок видеоанкет для детей-сирот. Чтобы дать шанс и другим детям быть увиденными. Чтобы все "паровозики" смогли приехать домой!..

 

Анна Золотова несколько лет безуспешно пыталась стать мамой. Потеряв надежду родить ребенка, она и ее муж Юрий решили стать приемными родителями.

«Я поняла, что буду искать ребенка только по видеоанкетам, ведь это великолепная презентация. Буквально нескольких минут было достаточно, чтобы остановить свой выбор на нескольких анкетах на сайте фонда «Измени одну жизнь», – рассказывает Анна.

Возможно, это кажется кому-то кощунственным – выбирать по базе данных ребенка, как в магазине. Эта мысль поначалу не давала и мне покоя, но потом я подумала, что я не выбираю, а ищу своего ребенка, который предначертан мне судьбой, и мне просто нужно узнать его среди сотен других».
«После рождения дочки мы снова и снова говорили с Виталиком, как он оказался в доме ребенка, как сложилась судьба его мамы, как мы его нашли...»

«В подписи к видеоанкете Виталика, которого мы забрали в итоге в семью, была, например, такая характеристика: «Маленький лидер, любознательный, способен испытывать сожаление и сострадание». Это было прямо в точку! – говорит приемная мама. 

Мальчик именно такой и есть, и всех этих качеств в нем с избытком. Мне до сих пор очень интересно, кто составил тот текст для ролика о Виталике, кто из журналистов так точно раскрыл характер нашего сына?»

А через два года после появления в семье Виталика Анна забеременела и родила дочку! Приемный сын был от восторге от своей сестренки.

«Стоило мне отвернуться, он пытался брать Василису на руки, поить из бутылочки водой, – вспоминает Анна.

Рождение дочки позволило нам с Виталиком еще раз переосмыслить его собственную историю. Мы снова говорили с ним, как он оказался в доме ребенка, как сложилась судьба его мамы, как мы его нашли и как поняли, что он наш сын.

Эти разговоры он заводит сам, радуясь новым деталям. Мне кажется, на примере рождения Василисы он увидел, как формируется связь мамы и ребенка, его картина мира обрела целостность. Он как будто успокоился и понял, что мама – это навсегда».

Пожалуйста, поддержите наш проект по съемке видеоанкет! Помогите и другим детям встретить маму и папу, а родителям – найти своих детей!

Эта история началась больше 4 лет назад.

«Сейчас моя семья – бесперебойный источник питания, – признается Ольга Боброва. – Дети дарят мне ресурс счастья. Они не дают забыть, что плохие моменты рано или поздно закончатся, а отношения остаются.

Я уже не помню, что говорила при нашей первой встрече. Будущий сын так ни разу и не посмотрел в мою сторону. Я чувствовала, насколько он напряжен.

Когда при прощании я его обняла, мне показалось, что могу прощупать все его косточки. 

Я рассказала о детях мужу и спросила его: «Возьмем?» Мой муж — мой герой. В ответ он только спросил: «Прокормим?»
А сейчас в этом умном, ироничном, уверенном в себе «дяденьке» ростом 1 метр 85 сантиметров сложно узнать того напряженного и перепуганного мальчика.

Когда мы вспоминаем эту встречу, сын, смеясь, говорит, что тогда я показалась ему странной, потому что все время повторяла одну фразу: «Все будет хорошо».

Ольга говорит, что о приемных детях они с мужем не думали никогда – более того, даже с опаской относились к детям из системы. До тех пор, пока она случайно не узнала о брате и сестре, которые остались без родителе. Узнала и поняла, что уже не сможет с этим жить. 

«Я рассказала о детях мужу и спросила его: «Возьмем?» Мой муж – мой герой. В ответ он только спросил: «Прокормим?» «Конечно!» – ответила я. И все было решено».

Однако, по словам Ольги, еще большим героем в этой ситуации стал ее кровный сын Володя. Как быть подростку, которому родители вдруг объявляют, что хотят взять в семью еще двух незнакомых подростков?

Как сложатся отношения? Будут ли общие темы и интересы? И как вообще теперь будет выглядеть жизнь?

«Но задал наш сын всего два вопроса: «Где они будут спать? Как они будут вас называть?» После этого, растерянный и обескураженный, он сказал, что все понимает, и детям, конечно, надо помочь».

Пожалуйста, помогите и вы! Поддержите наш проект съемок видеоанкет для детей-сирот. 

Чтобы дети находили родителей и другие семьи были счастливы так же, как и эта.

 

Рассказывает Николай, бывший выпускник детского дома: 

Таких детей в нашем интернате было много: братья Сережа и Андрей, сестры Кристина и Оля, братья Вова, Саша, Артем и их младшая сестра Вика. Мы их называли «новенькие».

Истории их были разными, но все они были горькими, страшными.

Эти ребята сначала жили с родителями, а потом оказались в интернате. Мы завидовали им в том, что они успели пожить в семье, дома.

Нам казалось, что дети из семей намного больше знают, чем мы, что они по-другому думают, мы считали их очень умными.

Я слышал, как они тихо плачут по ночам, как разговаривают во сне, вспоминая своих мам.

Часто видел, как младшие подходили и спрашивали своих старших братьев, когда смогут увидеть маму, вернуться домой.

А как они дрались, когда  понимали, что никогда уже  туда не вернутся!...

Когда драка заканчивалась, обнимая друг друга, они падали на землю и плакали.

Все воспитанники интерната прибегали и начинали успокаивать их, жалеть. Так завязывалась наша крепкая дружба с «новенькими».

Это надо увидеть, почувствовать, как тяжело, невозможно после родного дома жить в детдоме. С этой мыслью детям приходилось учиться, ложиться спать, просыпаться, делать уроки, играть…

Так начиналась их новая жизнь. Мамами здесь были наши воспитательницы, няни, учительницы. А папой мы считали только одного человека — нашего директора.

Пожалуйста, поддержите наш проект по съемке видеоанкет!

Помогите мальчикам и девочкам из детских домов попасть в семью и узнать – или снова вспомнить – что такое любовь, родители, дом.

«У нас есть кровная дочка Виктория 14-ти лет, которая и стала движущей силой появления приемного ребенка в нашей семье, – признается Надежда Чистякова из Краснодара.

Маленькая Даша – добрая и ласковая девочка.

Однажды Вика предложила нам взять ребенка из детского дома. Мы с мужем подумали, что дочка отвлечется, забудет, но каждый вечер за ужином она поднимала эту тему.

Она сама нашла в интернете сайты с анкетами детей, показывала нам их и рассказывала, как бы было хорошо забрать девочку домой, ведь ей там очень плохо, а у нас есть все, чтобы сделать ее счастливой.

Под таким ее напором мы с мужем сдались и начали погружаться в тему. В результате нас это так затянуло, что мы читали форумы приемных родителей всей семьей.

Даша оказалась у нас четыре года назад. Она рождалась тогда, когда к нам пришла мысль о приемном ребенке. На то, чтобы отучиться в ШПР и найти девочку, как раз и ушел год и семь месяцев – это возраст, в котором мы ее забрали.

Надежда с дочками Викой и Дашей.
Даша у нас очень добрая, легко все прощает, и я учусь у нее этой доброте и открытости. Бывает, мы ее поругаем за какой-то проступок, и, мне кажется, она должна обидеться, а она выбегает из своей комнаты и говорит: «Мамочка, я так тебя люблю!»

Давайте брать пример с детей. И учиться у них любви, доброте, готовности принимать и поддерживать.

Ведь если даже ребенок понимает, что у нас есть все возможности сделать кого-то счастливым, нам, взрослым, остается только идти и делать.

Пожалуйста, помогите нам и дальше менять детские жизни!

Поддержите наш проект съемок видеоанкет для детей-сирот, чтобы как можно больше мальчиков и девочек смогли попасть домой.

Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!