Помочь репостом:
61 996 р. собрано
цель 449 490 р.
Вернуть прерванную жизнь

«А просто не нужно было провоцировать…» Это то, что с высокой вероятностью услышит женщина, пережившая сексуальное насилие, – и то, из-за чего она избегает кому-либо рассказывать о том, что с ней произошло.

Собственно, она сама себя начинает обвинять: «А вот если бы я не надела короткую юбку… а вот если бы я не улыбнулась ему… а вот если бы я не употребляла алкоголь…».

Подобные мысли связаны с общими психологическими механизмами, типичными для любой психической травмы. И вот уже представление о том, что изнасилование можно спровоцировать, приобретает в сознании черты несомненной реальности…

Но давайте задумаемся: провокация – это когда человек совершает определенные действия с целью добиться выгодного ему результата. Но разве кто-то добивается изнасилования?

Оказаться в опасной ситуации, ощутить себя беспомощной, не способной повлиять на происходящее, а собственное тело – объектом, находящимся в распоряжении человека, который может сделать с ним все, что угодно, искалечить, убить…

Такое может быть целью только в фантазиях создателей порнографии, поощряющей насильников; в реальности ни один человек к этому не стремится, а значит, слово «провокация» здесь неуместно.

Женщина имеет право одеваться так, чтобы выглядеть со своей точки зрения красиво, привлекательно и даже сексуально; она может даже хотеть секса…

Но – вот сюрприз для насильников! – это не значит, что с ней можно поступать как бы то ни было без ее согласия. Уголовный кодекс не считает преступлением ношение короткой юбки, а вот изнасилование – считает.

Вероятно, подмена здесь происходит и на уровне языка: когда человек слышит сексуальное насилие, внимание невольно фиксируется на слове «сексуальный», связанном с хорошими, приятными вещами, тогда как главным является слово насилие.

Чтобы избежать такой путаницы, в последнее время в употребление вводится термин «сексуализированное насилие».

Пережившие его люди нуждаются в помощи, которую оказывают в центре «Сёстры». Консультации для них бесплатны, но чтобы их проводить, нужны деньги.

Психолог Центра получает за одну очную консультацию 2 500 р, что вместе со всеми налогами и сборами составляет 3 750 р. За первое полугодие 2019 г. наши психологи провели 54 консультации. С вашей помощью мы хотим собрать деньги на 60 очных консультаций, стоимость которых 225 000 р.

Но это ещё не все: Центру необходим Координатор очных консультаций, который выполняет обработку обращений, организацию и учет. Зарплата его составляет 25 000 р, а со всеми налогами и сборами 37 415 р в месяц. Полгода работы Координатора очных консультаций обходится в 224 490 р.

Поэтому общая сумма проекта – 449 490 р.

Ваше пожертвование поможет людям, чья нормальная полноценная жизнь была прервана насилием.

Стоит заговорить о сексуальном насилии, как сейчас же раздаются возгласы: «Зачем поднимать эту тему? Зачем даже упоминать о ней? Это же безнравственно! Да, в жизни случается много нехорошего, но самое разумное – забыть и жить дальше».

Ну что тут скажешь? Прежде всего приходит на ум соображение, что если бы от какого-либо отвратительного явления можно было избавиться, просто перестав упоминать о нем, надо было бы просто запретить слово «насилие» – и настал бы всеобщий покой…

Но ведь не получается! Наоборот, если о каком-то крайне неприятном нам явлении не говорится, оно уходит в тень, что очень на руку преступникам: в тени удобно творить темные дела.

А потерпевшие страдают вдвойне: от того, что с ними произошло, и от того, что – оказывается – о произошедшем запрещено говорить. Эта позиция снижает их шансы осмыслить произошедшее и получить помощь: ведь «из-за чего ты переживаешь, ничего же не было!»

Что касается морали и нравственности… Что более нравственно: заклеймить женщину, перенесшую насилие, назвав ее «падшей», «грязной», «запятнанной», или помочь ей вернуться к полноценной жизни?

Запретить ей говорить – или дать возможность высказаться, выпустить на свободу запертые когда-то эмоции?

В центре «Сёстры» женщины, пережившие сексуальное насилие, говорят о произошедшем – и исцеляются. Ваше пожертвование важно для того, чтобы они могли делать это.

Я – психолог центра «Сёстры». На очные консультации ко мне приходят самые разные женщины: они различаются внешностью, возрастом (от подростков до пожилых), образованием и семейным положением…

Реакции, вызванные сексуальным насилием, у них тоже отличаются. Но очень, очень часто они реагируют на произошедшее чувством вины. Это неудивительно: к сожалению, к этому их склоняет общество, которому свойственно обвинять не насильника, а их!

«Если бы ты скромно одевалась, этого бы не случилось», «Если он с тобой это сделал, значит, ты вела себя не так, как надо, не кричала, недостаточно сопротивлялась»… Знакомые слова, не правда ли?

Важно знать: не существует «правильного» и «неправильного» поведения во время изнасилования. Так, при активном сопротивлении одна женщина спасется, другая будет убита, третья убьет насильника и попадет в тюрьму за превышение необходимой самообороны.

Многое также зависит от семьи, в которой выросла пострадавшая, от уровня ее информированности и личностного развития. Например, если она постоянно находится в среде, где принято обвинять пострадавших от сексуального насилия, и сама это делала, справиться с чувством вины ей будет труднее, чем той, кто придерживается более широких взглядов на отношения.

Однако бывает так, что пострадавшая ни за что не стала бы обвинять другую женщину в аналогичной ситуации… И все равно она никак не может избавиться от чувства вины! Это может происходить по следующим причинам.

  • «Я виновата, потому что не защищала себя (не сопротивлялась, не кричала и т.п.)».

Эта точка зрения равняется с: «Я в принципе достаточно сильная, чтобы защитить себя. То, что я не сделала так в этот раз – не следствие того, что преступник оказался сильней, а мое упущение».

  • «Я виновата в том, что вышла гулять после заката (пошла в гости к однокласснику и т.п.)».

Эта точка зрения равняется с: «Есть правила, следование которым исключает возможность насилия. Если я больше не буду их нарушать, со мной ничего не случится».

Таким образом, в основе здесь лежит потребность в безопасности, в представлении (пусть иллюзорном), что пострадавшая была в состоянии обеспечить себе безопасность, если бы захотела.

Признать, что наш несовершенный мир – место, где с людьми могут случиться ужасные вещи, от которых невозможно защититься, сейчас для нее слишком больно.

Поэтому не стоит говорить ей: «Ну это же глупо, ты должна сама понимать, что ничего не могла изменить!»

Но, конечно, нельзя и присоединяться к ее утверждениям, несущим отпечаток душевной травмы. Предстоит кропотливая работа по стабилизации ее состояния – как это делается, знаем мы, психологи центра «Сёстры».

Ваша денежная помощь важна для того, чтобы пострадавшая женщина снова смогла жить полной и счастливой жизнью.

Нас, психологов центра «Сёстры», часто спрашивают: что делать, если сестра или подруга пострадала от сексуального насилия и рассказала об этом?

Обычно в такой ситуации люди чувствуют жалость, ужас, растерянность, смущение. Хочется помочь пострадавшей, но страшно нечаянно сказать или сделать что-то, от чего ей станет хуже.

Чтобы этого не произошло, есть простые правила:

  • Верьте ей.

Пострадавшим от насилия трудно говорить о произошедшем, потому что они боятся, что им никто не поверит. Особенно если насильник – ваш общий знакомый, или кумир класса, или человек, которого считают кристально честным, или родственник…

  • Слушайте её.

Пусть она расскажет о произошедшем. Поддерживайте её к таком диалоге, но не выпытывайте подробности: она расскажет то, что сможет.

  • Твёрдо придерживайтесь позиции, что в произошедшем виноват только один человек – насильник.

Не говорите ей «этого не случилось бы, если бы ты…», не перебирайте варианты того, как она могла бы себя вести, чтобы избежать случившегося: это тоже воспринимается как обвинение.

  • Храните тайну.

Даже если вы считаете, что её родственники (сослуживцы, друзья и т.д.) должны быть в курсе того, «что с ней сделал этот подлец», помните: эта тайна – не ваша, только сама пострадавшая решает, как ею распорядиться.

  • Если пострадавшая – ваша девушка или жена, показывайте ей, что ваше отношение к ней ничуть не изменилось, что вы рядом, вы готовы помочь, позаботиться о ней.

Это, конечно, не должно превращаться в монологи и постоянные напоминания: объятия, ласковые прикосновения, совместные прогулки или просмотры фильмов помогут не меньше, чем самые правильные слова.

  • Если от насилия пострадал близкий вам мужчина, учтите, что ему было особенно трудно признаваться в том, что с ним произошло.

Можно сказать ему, что он совершил мужественный поступок, открывшись вам; что он имеет право просить о помощи и получать её, и это станет свидетельством его силы, стремления жить полноценной жизнью.

  • Посоветуйте обратиться за психологической помощью в центр «Сёстры».

Помимо помощи через телефон доверия и кризисную почту центр «Сёстры» предоставляет три бесплатные очные сессии. Однако чтобы они и дальше оставались бесплатными, требуются средства.

Поэтому мы благодарны всем, кто делает пожертвование: эти деньги дают нам возможность помогать людям, в чьи жизни вторглось сексуальное насилие.

памятным. Одним из важнейших событий для нашей страны стало обсуждение закона о домашнем насилии. Столкновение мнений показало, прежде всего, что эта тема не оставляет никого равнодушным.

При этом очень печально, что до сих пор в нашей стране не существует способа защитить женщину, страдающую от домашнего тирана, и этой ситуацией нынешние законы не интересуются до тех пор, пока тиран не убьет жену или партнершу – или не будет убит ею при угрозе ее жизни.

Сексуальное насилие часто является составной частью домашнего насилия, причем такой его разновидностью, которую пострадавшая зачастую принимает как должное.

Ей рассказали мама, бабушка или старшие подруги, что насилие – это когда бьют, а о том, что секс под принуждением, вопреки ее желаниям, в неприемлемых для нее формах – это тоже насилие… Ну, об этом мало говорят, правда?

Об этом молчат. Глотают слезы. Убеждают себя, что в этом нет ничего такого, он же муж, он имеет на это право… И боятся рассказать самым близким: вдруг застыдят, нанесут свежую рану поверх той, что и так кровоточит?

Однако очевидно: насилие – это не только побои. И есть ли место, где умеют залечивать раны от разных видов насилия, где с тобой обращаются бережно?

Да, это центр «Сёстры». Если для вас важно, чтобы наши психологи могли помогать пострадавшим от сексуального насилия, вы можете внести в это свой вклад.

Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!