Помочь репостом:
149 927 р. собрано
цель 449 490 р.
Вернуть прерванную жизнь

Люди, пережившие сексуализированное насилие, очень разные, и запросы, с которыми они обращаются в наш центр «Сёстры», тоже различаются.

Одни, например, горят желанием наказать обидчика, других волнует, как воспримут произошедшее их близкие и что им рассказать… Но особенно часто нам случается услышать: «Помогите забыть то, что со мной произошло!»

Да, действительно, сексуализированное насилие – это не тот опыт, с которым хочется встречаться. Чувство беспомощности, ситуация, когда к человеку относятся как к предмету, не обладающему собственными желаниями и чувствами… Это то плохое, что хочется просто вычеркнуть из своей жизни, как будто его и не было.

Кажется, будто жизнь может снова стать прежней, только если исчезнут эти мучительные воспоминания. На самом деле, не существует никаких лекарств или методик, которые просто изымут из вашего мозга память об этой плохой ситуации.

Эта калечащая процедура невозможна. Да и не нужна! Человеческая психика и человеческий организм обладают достаточными резервами для того, чтобы переработать плохой опыт – и жить дальше.

Если человек оказался слабым и беспомощным перед лицом превосходящей силы в лице преступника, это не значит, что он останется таким навсегда.

То, что он жив и обращается за помощью, свидетельствует о возможностях его самоисцеления, о стремлении вернуть себе свою жизнь, прерванную травмой насилия.

В том, чтобы наши клиентки, перенесшие этот опыт, снова обрели полноту жизни, помогаем мы, психологи центра «Сёстры», – своими знаниями и навыками. А вы – своими пожертвованиями.

Спасибо вам за то, что вы делаете для нас! Поддерживайте нас и дальше!

 

Самоизоляция продолжается. Что-то она унесла от нас безвозвратно, но кое-что и дала. Нам, всем сотрудникам центра «Сёстры», занимающимся очными консультациями, она принесла большой опыт. Опыт быстрого реагирования в ситуации, с которой раньше сталкиваться не приходилось. Опыт освоения новых форм взаимодействия с клиентками…

Помимо сессий по скайпу, которые нам приходилось использовать и раньше для клиенток из других городов, мы ведем теперь и работу консультирования по Whatsapp.

Специфическая трудность, которой не было в докарантинные времена, заключается в том, что наши клиентки, как правило, постоянно находятся дома. Они рядом с другими людьми, иногда даже рядом с теми, кто стали причиной их обращения в центр «Сёстры».

Им приходится исхитряться ради того, чтобы выкраивать себе свободное время, а нам – настраиваться на то, что сессия может быть прервана внешним вторжением в любой момент.

Но наши клиентки не отступают! И мы восхищаемся их тягой к самоисцелению. Они ищут помощь – и находят ее у нас. А мы находим способы их поддержать.

Вы тоже можете поддержать людей, переживших сексуализированное насилие, своим пожертвованием. Мы благодарны вам даже за небольшую сумму.

Вот так и получается, что в условиях свирепствования вируса мы все изолированы друг от друга физически, но не душевно.

 

Коронавирус затронул не только тех, кто заболел, но и их родных: к сожалению, режим самоизоляции внёс значительные изменения в жизнь людей. И для семей, где происходит домашнее насилие, ситуациях усугубилась.

Если обычно женщина страдает от домашнего тирана не всё время, спасаясь необходимостью бывать на работе, гулять с детьми, навещать родителей, то теперь она оказывается заперта со своим мучителем.

Градус насилия в таких условиях возрастает: к психологическому насилию добавляется физическое и – нередко – сексуализированное.

Это одна из распространённых проблем, с которой приходится сейчас сталкиваться нам, тем, кто работает в центре «Сёстры».

Вторая проблема заключается в том, что у людей, когда-то переживших сексуализированное насилие (СН), в условиях информационной тревоги всплывают воспоминания о давних болезненных эпизодах из жизни. И они настолько сильно их беспокоят, словно насилие случилось совсем недавно.

Это крайне мучительно. Но, с другой стороны, это повод для того, чтобы разобраться наконец с этими воспоминаниями, исцелиться от них

.Центр «Сёстры» не прекращает работу и в дни самоизоляции!

В изменившихся условиях мы, как обычно в апреле, провели неделю «Стоп СН» – на этот раз онлайн. В акции приняли участие докладчицы и слушательницы из разных городов России и из-за рубежа.

Мы также не прекращаем проводить очные консультации, и ваши деньги, даже небольшие, позволяют нам оказывать эту помощь.

Мы не можем прогнать коронавирус. Но мы можем улучшить жизнь и психологическое состояние тех, кто страдает сейчас страдает не только от самоизоляции, но и от последствий сексуализированного насилия.

Давайте делать это вместе!

«А просто не нужно было провоцировать…» Это то, что с высокой вероятностью услышит женщина, пережившая сексуальное насилие, – и то, из-за чего она избегает кому-либо рассказывать о том, что с ней произошло.

Собственно, она сама себя начинает обвинять: «А вот если бы я не надела короткую юбку… а вот если бы я не улыбнулась ему… а вот если бы я не употребляла алкоголь…».

Подобные мысли связаны с общими психологическими механизмами, типичными для любой психической травмы. И вот уже представление о том, что изнасилование можно спровоцировать, приобретает в сознании черты несомненной реальности…

Но давайте задумаемся: провокация – это когда человек совершает определенные действия с целью добиться выгодного ему результата. Но разве кто-то добивается изнасилования?

Оказаться в опасной ситуации, ощутить себя беспомощной, не способной повлиять на происходящее, а собственное тело – объектом, находящимся в распоряжении человека, который может сделать с ним все, что угодно, искалечить, убить…

Такое может быть целью только в фантазиях создателей порнографии, поощряющей насильников; в реальности ни один человек к этому не стремится, а значит, слово «провокация» здесь неуместно.

Женщина имеет право одеваться так, чтобы выглядеть со своей точки зрения красиво, привлекательно и даже сексуально; она может даже хотеть секса…

Но – вот сюрприз для насильников! – это не значит, что с ней можно поступать как бы то ни было без ее согласия. Уголовный кодекс не считает преступлением ношение короткой юбки, а вот изнасилование – считает.

Вероятно, подмена здесь происходит и на уровне языка: когда человек слышит сексуальное насилие, внимание невольно фиксируется на слове «сексуальный», связанном с хорошими, приятными вещами, тогда как главным является слово насилие.

Чтобы избежать такой путаницы, в последнее время в употребление вводится термин «сексуализированное насилие».

Пережившие его люди нуждаются в помощи, которую оказывают в центре «Сёстры». Консультации для них бесплатны, но чтобы их проводить, нужны деньги.

Психолог Центра получает за одну очную консультацию 2 500 р, что вместе со всеми налогами и сборами составляет 3 750 р. За первое полугодие 2019 г. наши психологи провели 54 консультации. С вашей помощью мы хотим собрать деньги на 60 очных консультаций, стоимость которых 225 000 р.

Но это ещё не все: Центру необходим Координатор очных консультаций, который выполняет обработку обращений, организацию и учет. Зарплата его составляет 25 000 р, а со всеми налогами и сборами 37 415 р в месяц. Полгода работы Координатора очных консультаций обходится в 224 490 р.

Поэтому общая сумма проекта – 449 490 р.

Ваше пожертвование поможет людям, чья нормальная полноценная жизнь была прервана насилием.

Стоит заговорить о сексуальном насилии, как сейчас же раздаются возгласы: «Зачем поднимать эту тему? Зачем даже упоминать о ней? Это же безнравственно! Да, в жизни случается много нехорошего, но самое разумное – забыть и жить дальше».

Ну что тут скажешь? Прежде всего приходит на ум соображение, что если бы от какого-либо отвратительного явления можно было избавиться, просто перестав упоминать о нем, надо было бы просто запретить слово «насилие» – и настал бы всеобщий покой…

Но ведь не получается! Наоборот, если о каком-то крайне неприятном нам явлении не говорится, оно уходит в тень, что очень на руку преступникам: в тени удобно творить темные дела.

А потерпевшие страдают вдвойне: от того, что с ними произошло, и от того, что – оказывается – о произошедшем запрещено говорить. Эта позиция снижает их шансы осмыслить произошедшее и получить помощь: ведь «из-за чего ты переживаешь, ничего же не было!»

Что касается морали и нравственности… Что более нравственно: заклеймить женщину, перенесшую насилие, назвав ее «падшей», «грязной», «запятнанной», или помочь ей вернуться к полноценной жизни?

Запретить ей говорить – или дать возможность высказаться, выпустить на свободу запертые когда-то эмоции?

В центре «Сёстры» женщины, пережившие сексуальное насилие, говорят о произошедшем – и исцеляются. Ваше пожертвование важно для того, чтобы они могли делать это.

Спасибо за подписку!
Теперь вы первыми узнаете о самых важных проектах Добра.
Любите добро?
Подпишитесь на нашу рассылку и меняйте мир вместе с нами!